2018-04-02T12:23:01+03:00

Евгений Киселев: Я живу в долг

Завтра, когда решится, кому достанется шестая телекнопка, мы узнаем, можно ли трижды войти в одну реку. Если Евгению Киселеву и его команде удастся вернуться в эфир, это станет поводом занести сие достижение в Книгу рекордов. Только вот вернутся ли они?..
Поделиться:
Изменить размер текста:

Счет потерь и находок - Перечитал ваше, Евгений Алексеевич, давнишнее интервью под названием «Сколько весит Киселев» и подумал: интересно, много ли вы потеряли в весе за последние пару лет? - Боюсь, даже набрал, поправился на несколько кило. - Я не о физической массе, а о политической тяжеловесности. - Не считаю себя политиком и не люблю, когда меня в таковые записывают. Я все-таки журналист, телевизионный менеджер... - ...который регулярно входит в сотню ведущих политических деятелей России? - В список наиболее влиятельных людей страны. - О\'кей, поправка принята, и все же ответьте, сильно ли ослабло ваше влияние из-за последних теледрязг? - Если бы ослабло, не входил бы в эту сотню. Скажу и о другом: даже не представлял, как много тех, кто страстно не желает моего возвращения на телевидение. Диву даешься, сколько люди шашек затупили, чтобы добиться своего. - И таки добились! - Еще не вечер. Да, сегодня я лишен эфира, но, верю, это временно. Наша команда сдаваться не намерена. - Команда? Вы не оговорились, Евгений Алексеевич? - Как говорил поэт, счет потерь - на единицы, счет находок - на десятки... Ушли только несколько человек, остались Сорокина, Осокин, Шендерович, Кара-Мурза, Максимовская, Юсупов, Кондулуков, Набутов, Зимин... - Вы называете тех, кого Березовский с Гусинским готовы были пристроить за рубежом. - Да что вы говорите? И откуда же, позвольте узнать, у вас такая информация? - От Бориса Абрамовича. В феврале он говорил мне, что прорабатывает вариант, при котором группа из 20 - 30 журналистов закрытого ТВ-6 уедет на Запад и оттуда станет вещать на Россию. - Борис Абрамович много чего говорил. Он и акции обещал подарить журналистскому коллективу... На самом деле все обстоит так. По-прежнему работает созданная Владимиром Гусинским для зарубежной русскоязычной аудитории система спутникового и кабельного телевидения. Для нее планируется делать специальный ежедневный выпуск новостей из Москвы. Заниматься проектом предлагали некоторым ведущим журналистам ТВ-6, но при этом речь о переезде за границу вообще не шла. За исключением Андрея Норкина никто пока предложения не принял. - Почему? - Кто-то из наших сказал: «Задворки журналистики». А кому охота на задворки? Плюс многими двигало нежелание дробить, раскалывать команду. В новостях, идущих на Запад, будут задействованы от силы 30 журналистов, а что прикажете делать с остальными сотрудниками ТВ-6? Только в бригаде, готовящей «Итоги», 14 человек, и никого нельзя выкинуть, все на месте, все нужны. - Вы подписались под клятвой пожизненного трудоустройства половозрелых и профессионально состоятельных людей? - А почему я должен закрывать успешную программу и выгонять на улицу тех, кто верой и правдой работал на меня 10 лет? Призываете бросить, предать их? Найдите ТВ-6 отличий - Нет, реально взглянуть на вещи: вы продолжаете говорить об «Итогах» в настоящем времени, а передачи нет уже три месяца, ее закрыли, впрочем, как и весь канал. Даже анекдот на эту тему уже родился: мол, найдите ТВ-6 отличий... - Не смешной анекдот. С нашим приходом на канал там все изменилось, отличий можно найти гораздо больше, чем шесть. Выросли рейтинги, доходы от рекламы, количество зрителей... - Ну и что? Пришло на шестую кнопку НТВ+ и легко сделало вас с вашими рейтингами, зрителями... Вот вы болельщик, Евгений Алексеевич? - Когда-то был настоящим фанатом. Старался не пропускать футбольных репортажей, долго болел за московское «Торпедо», а потом как-то охладел. - Это вы. А народ продолжает болеть. Поэтому многие и приветствовали появление спортивного канала. Вы видели, наверное, результаты соцопросов: большинство ответивших хочет смотреть футбол с хоккеем, и нет людям дела до Киселева с Сорокиной... - По-моему, у вас опять не слишком достоверная информация. Народ следил за спортом, пока шла Олимпиада. Тогда рейтинги в самом деле были высокие, хотя у нас на ТВ-6 они все равно оставались выше. После Игр зритель ушел с шестой кнопки. Сейчас программы НТВ+ собирают три процента аудитории. Конкретный пример. В воскресенье, 17 марта, в девять вечера, когда все болельщики дома, показывали матч между «Барселоной» и «Реалом». Уж куда круче? А рейтинг трансляции - считанные проценты. Я уж не говорю, что спортивный канал - чрезвычайно дорогая игрушка. Показ большинства соревнований стоит немало, не надо думать, будто можно на халяву увидеть, допустим, чемпионат мира по хоккею. Это первое. И второе: по моей информации, ждущих нашего возвращения на шестой канал гораздо больше, чем тех, кто ратует за спорт. Это к теме соцопросов. Люди хотят видеть качественное телевидение, где будут объективные новости, развлекательные программы, ток-шоу, сериалы, хорошее кино и, к слову, спортивные трансляции. - Сегодня вы говорите о качественном телевидении, а раньше предпочитали вести речь о независимом. - Уточню: не зависимом от государства. - Что в нашей стране синонимично оппозиционному. - Не факт. Не хочется сейчас, накануне конкурса, ворошить прошлое, вспоминать все, что связано с пиаровской войной, которую по разным причинам разные люди вели против НТВ, а затем и ТВ-6. Не столько мы противопоставляли себя Кремлю, как нас пытались изобразить оппозиционерами. Лепили ярлык врагов, чтобы поссорить с властью, подставить. Для чего это делалось - отдельный разговор. Будущее расставит все по местам, раздаст всем сестрам по серьгам. Как говорится, не мы первые, не мы последние, кто проходит через подобные испытания. Скажем, история удушения Таганки чем-то неуловимо похожа на нашу... - Полагаете, это сравнение удачно? - А почему нет? Я не прямые параллели ищу, а говорю о схожести сюжетов и методов борьбы с инакомыслием. - И где та Таганка? Нет ее, хотя вроде бы и Любимов на месте, и немалая часть актерской труппы сохранилась. Может, и вас ждет та же участь в случае возвращения на ТВ-6: вроде бы люди прежние, а содержание иное? - Однако ведь театр Любимова жив, зал, как и раньше, полон, свободных мест на спектаклях Юрия Петровича нет. - Но публика-то другая! Неужели вам безразлично, кто будет смотреть ваши «Итоги» и что при этом о вас думать? - Аудитория меняется, с этим ничего не поделаешь. - Речь о цене, которую приходится платить. Происходящее с вами уже мало похоже на компромисс, скорее, это капитуляция в расчете на милость победителя. - Нас рассудит эфир. Разговоры, нагнули Киселева или нет, абсолютно беспочвенны, пока не завершен конкурс. Даст Бог, начнем работать, тогда и будем судить о цене за право вещать с экрана. Однако я уже сегодня готов сказать, что мы не хотим превращаться в партийное телевидение, в инструмент политической борьбы. - А если скажут? - Тогда и поговорим. - Не видели сюжет в «Намедни», которым Леонид Парфенов проиллюстрировал ваш нарождающийся альянс с Абрамовичем, Дерипаской, Чубайсом и прочей бизнес-элитой, готовой скинуться и подсобить вам деньгами? - «Намедни» не смотрю. Нагнули Киселева или нет? - Тогда я перескажу. Парфенов сделал нарезку из ваших старых программ, где вы поливали Примакова и прочих господ, с которыми сейчас ведете переговоры. - Стоп! Примакова я не поливал никогда. И других тоже. Я просто... У меня была авторская, подчеркиваю, авторская программа, в которой высказывалась моя личная точка зрения. Да, случались и жесткие оценки, а что в этом ужасного? Если бы я в эфире отделывался пустыми, безликими фразами, кто бы меня смотрел, а? Что касается дня сегодняшнего, то, вы правы, мне часто приходится находиться за круглым переговорным столом, где полемический задор и пафос не вполне уместны. Здесь нужны иные качества - дипломата. Стараюсь их проявлять, поэтому и не хочу гадать, что и как будет. Поживем - увидим. Опыт последних лет убеждает: с неприятностями надо бороться по мере их поступления, глупо пытаться что-то спрогнозировать заранее. Вдруг завтра кирпич мне на голову упадет, разве это можно предвидеть? - А не ходите, где не положено! - Да я и так в основном езжу... Словом, не надо увлекаться страшилками и готовить себя к худшему. Лучше заняться конкретным делом и постараться не заглядывать далеко вперед. Российская действительность в любые прогнозы вносит существенные коррективы, жалко тратить время на выстраивание сложных схем. Неблагодарное занятие. - Не смущает, что ваши нынешние союзники из числа олигархов регулярно консультируются в Кремле, на каких условиях брать вас под крыло? - Мне ничего не известно об этом. Думаю, если бы подобные контакты имели место, нас бы проинформировали. - Как скажете, Евгений Алексеевич. Нет, значит, нет... - А хоть бы и да, что в этом плохого? За последние десять лет мне приходилось бывать в Кремле и у Филатова, и у Чубайса, и у Юмашева, и у Волошина, и у Суркова, и у других высокопоставленных чиновников администрации, чтобы, так сказать, без лишней огласки выяснить их позицию по тем или иным вопросам. Это нормально. Как и то, что я никогда не говорил с экрана всего, что знаю. Иное поведение было бы по меньшей мере глупо. Я никогда не забывал, что являюсь не только автором и ведущим, но и одним из руководителей телеканала, поэтому обязан постоянно думать о судьбе подчиненных. Чувство самосохранения, по-моему, мне ни разу не изменило. - Но если раньше вы отмеряли семь раз, то теперь задуете на воду, дважды обжегшись на молоке НТВ и ТВ-6? - Уверяю: мы сделаем все, чтобы, выиграв конкурс, избежать даже намека на нашу политическую ангажированность и несамостоятельность. Не будем мы ничего замалчивать или приглаживать. - И из чувства благодарности к президенту, вернувшему вас в эфир, не станете к нему добрее и терпимее? - Решение должен принять не президент, а конкурсная комиссия. - Евгений Алексеевич, к чему лукавить-то? - Повторяю: убежден, Владимир Путин вмешиваться не будет. - От него лично это и не требуется. Разве больше некому донести волю президента? - Заметьте: это вы сказали, а не я... Когда кровь ударяет в голову - Ладно, не хотите говорить на эту тему, меняем пластинку. Заметил в книжном шкафу толстенный том, озаглавленный «Hitler». К чему бы это? - К чему заметили или что за книга? Это подробнейшая биография лидера Третьего рейха, написанная одним из ведущих профессоров современной истории университета Шеффилда. - Жизнью Адольфа Шикльгрубера интересуетесь? - У меня много разных книжек. Мемуарную литературу вообще люблю... Что вы еще в моей квартире заметили? - Гвоздь, на котором раньше висела фотография. - И что? - Думаю, кто же там был запечатлен? - Я с женой Машей. Снимок на время попросили ваши коллеги из «Огонька». Если вы предполагали, что на фото кто-то из моих бывших друзей, чей вид мне теперь неприятен, то ошиблись. Во-первых, таких снимков здесь вообще не было, тут, как видите, только семейные портреты, во-вторых, тех, кого я считал другом, а потом рассорился, перестал встречаться, общаться, даже руку подавать, немного. Не более пяти человек за всю жизнь, хотя мне и этих потерь хватило. Разочаровываться в людях больно и тяжело... Вообще по натуре я отходчивый и необидчивый, хотя кровь в голову ударяет и легко могу вспылить, наорать, о чем потом жалею. Всегда извиняюсь первым. Люблю мириться, даже получаю от этого удовольствие. Если, конечно, речь не идет о совершенной против меня подлости. «Активное мероприятие» - В последнее время, прямо скажем, пощипали вас изрядно. Достаточно вспомнить скандальное видео, гулявшее в Интернете, или же утечку о сумме вашей зарплаты. Цифра в 55 тысяч долларов шокировала многих. - Все это на языке наследников товарища Дзержинского называется «активное мероприятие». Впервые я с этим столкнулся еще в 1993 году, когда создавали НТВ. Мы вдруг почувствовали, что кто-то «наверху» отчаянно сопротивляется нашим планам. Вскоре от одного из тогдашних руководителей правительства России я узнал, что «компетентные органы» положили на стол Борису Ельцину «справку». Мол, за проектом НТВ стоят международные сионистские организации и израильская разведка. В качестве аргумента почему-то приводился тот факт, что годом ранее я с семьей отдыхал в Израиле на Красном море. Разумеется, якобы за «сионистские деньги»... С тех пор «бойцы невидимого фронта» научились пользоваться Интернетом, овладели приемами «черного пиара», но, по сути, это все те же «активки», рассчитанные, как сказал Бродский, на «застенчивое быдло», которое обожает подглядывать в замочную щель, считать деньги в чужом кармане, завидовать успехам другого. Да, я много зарабатывал, пусть не 55 тысяч долларов в месяц - меньше, но все равно много. Ничуть не стесняюсь этого, я заслужил такие деньги, я их стою. И вообще: пока высокий уровень жизни будет в нашей стране родом компромата, ничего в России не получится. Кстати, последние три месяца я сижу без денег, последняя зарплата была в декабре, а от своей части благотворительного гранта, выделенного Борисом Березовским на поддержание коллектива ТВ-6, я, как и многие другие ведущие журналисты, отказался. - Почему? - Передал свою долю более нуждающимся. При этом, откровенно скажу, живу сейчас в долг. - Не смешно. То есть, наоборот, - смешно... - Я не шучу. - Киселев ничего не смог накопить, отложить на черный день? Не верю. - Ваше право, но я говорю серьезно. Перед вами - страшный мот и транжира. И жена меня за это постоянно ругает, хотя сама такая же. Мы не умеем копить деньги. Конечно, я не бедствую, но и сундуков с золотом в моих подвалах нет. - Зато есть коллекция вин, которую можно продать в случае крайней нужды. - До этого, надеюсь, не дойдет, к тому же в России пока не проводится винных аукционов. - А показать есть что? - У меня достаточно скромная коллекция, скорее небольшой винный погребок для личного пользования. Коллекция, имеющая рыночную стоимость, должна собираться по-другому. Был такой Алексис Лишин, знаменитый французский энолог, специалист в области виноделия и виноведения, который говорил, что хорошие вина надо покупать ящиками, а в ящике, к вашему сведению, двенадцать бутылок... - Может, вам в энологи податься, Евгений Алексеевич? - Увлекательное занятие, скажу вам. После закрытия НТВ мы с коллегами одно время даже шутили, что займемся ресторанным бизнесом, откроем собственный клуб. Живо и весело обсуждали, кто станет поваром, кто вышибалой. Света Сорокина шутила, что будет сидеть в углу с табличкой «По сходной цене разговариваю на любые темы». - А вы, наверное, за собой забронировали должность сомелье? Или метрдотеля? - Вопрос остался открытым... - Помните, когда в последний раз напивались до чертиков? – Всякое, конечно, случалось в жизни, но с некоторых пор я потерял интерес к обильным возлияниям. От вина практически не пьянею, а злоупотребить крепкими напитками вроде бы повода не было. - Зато 27 марта он определенно появится. - Да, в этот день точно напьюсь. Осталось узнать, с радости или с горя... ЛИЧНОЕ ДЕЛО Киселев Евгений Алексеевич. Родился 15 июня 1956 года в Москве. В 1979 году окончил Институт стран Азии и Африки при МГУ по специальности «историк-востоковед». Владеет английским и персидским языками. Проходил стажировку в Иране, в 1980-м служил переводчиком советских военных советников в Афганистане. До 1986 года был преподавателем персидского языка в Высшей школе КГБ СССР, затем работал на Иновещании. На ТВ - с 1987 года. Работал редактором дежурной смены программы «Время», ведущим программ «90 минут», «ТСН», «Вести». 5 января 1992 года выпускает вместе с Олегом Добродеевым программу «Итоги» на первом канале. Меньше чем через год «Итоги» открыли вещание НТВ. С 1993 года - вице-президент НТВ. С февраля 2000-го - генеральный директор этой телекомпании. После раскола на НТВ в апреле прошлого года вместе с группой журналистов перешел на ТВ-6, стал гендиректором канала. В настоящее время, пока судьба «шестой кнопки» не решена, ведет «Итоги» на «Эхе Москвы». Жена - Мария Шахова, была пресс-секретарем НТВ, а затем ТВ-6, вела программу «Дачники». Есть сын, внук.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также