2016-08-24T03:08:23+03:00

У россиянки в Англии отобрали ребенка

Наш колумнист - о беззащитности русских эмигрантов на Западе
Исраэль ШАМИРпублицист
Поделиться:
Комментарии: comments325
Матери-одиночки – это благодарный материал для ювенальной юстиции, отбирающей детей и отдающей их на воспитаниеМатери-одиночки – это благодарный материал для ювенальной юстиции, отбирающей детей и отдающей их на воспитание
Изменить размер текста:

Ювенальная юстиция в действии. Не думайте, что детей отбирают только у пьяниц и нищебродов – в Англии от этого никто не застрахован, а уж особенно русские эмигранты.

Ирина Майя Бёрдвуд-Хеджер не бомж, не алкоголичка, не потерянный человек. Она живет в красивом узком трехэтажном доме в приятном старинном городке Танбридж Уэллс неподалеку от Лондона со своим гражданским мужем. Она – талантливый лингвист, ученый, кандидат наук (доктор философии, по ихнему). Ее монография об английских переводах «Анны Карениной» понравилась бы Владимиру Набокову. Несмотря на иностранную фамилию (в замужестве), Ирина родилась и выросла в Москве, на Ленинском проспекте, училась в МГУ, затем вышла замуж за англичанина и уехала в Англию. Родила, развелась, стала сама растить сына, которого назвала Генри.

Социальные службы – это новое гестапо Западной Европы – внимательно следили за Ириной. Матери-одиночки – это благодарный материал для ювенальной юстиции, отбирающей детей и отдающей их на воспитание. Денег в этом немало, и для работников социальных служб, и для детских домов, и для частных предпринимателей, - от бездетных или однополых пар, которые не могут иметь своих детей, но могут присвоить чужих. А кроме денег выполняется и общая задача – уничтожение семьи, ликвидация самых главных уз, связывающих ребенка с его родителями.

Ирина создала себе новую семью с англичанином по имени Питер, но власти продолжали следить за ней. Однажды Ирина и ее новый спутник жизни пошли играть в теннис, а спящего Генри оставили дома под присмотром девятнадцатилетнего молодого человека, друга семьи. Ребенок проснулся и заплакал, плач услышала соседка, позвонила в дверь и попросила разрешения взять малыша, угостить мороженым. Молодой человек согласился. Соседка накормила ребенка мороженым, побеседовала с ним, вскоре за ним пришла Ирина и забрала его домой.

А через три недели соседка сообщила в социальные службы, что ребенок остается без присмотра. «Она не любила меня, потому что я русская эмигрантка, - говорит Ирина. – И ребенок ей мешал спать». И 19 июля социальные службы забрали Генри прямо из школы. Социальная работница сообщила ему, что «мама сейчас не может за ним следить» и он поедет жить к «милой тете». Выслушав, Генри спросил, можно ли ему спрятаться за ее стул и, получив утвердительный ответ, свернулся на полу и заплакал...

Ее монография об английских переводах «Анны Карениной» понравилась бы Владимиру Набокову

Ее монография об английских переводах «Анны Карениной» понравилась бы Владимиру Набокову

«С тех пор уже прошло два месяца, и нам так и не возвращают Генри, - рассказывает Ирина. - Мы видимся максимум два раза в неделю по полтора часа в специальном детском центре, где рядом с нами сидит социальный работник и слово в слово записывает наши разговоры. Нам нельзя говорить Генри о том, как мы по нему скучаем, нельзя объяснять, почему его украли, и нельзя обещать, что он скоро вернется домой...»

Вот такая чудовищная история приключилась с молодой москвичкой. Сейчас Ирина пытается установить русское гражданство ребенка и вернуться с ним в Россию. Все-таки тут пока поспокойней. Слишком много таких историй с женщинами из России происходит сейчас на Западе, и прежде чем «валить отсюда», об этом стоит задуматься. Павел Астахов, (#астахов) ау!

КСТАТИ Павел Астахов: «Ювенальная юстиция - не для России» В редакции «КП» побывал уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка. - Павел Алексеевич, последнее время почти каждый день мы слышим о новых скандалах в детдомах, трагедиях с усыновленными. Раньше такого не было... - Было. Просто общество не хотело заострять внимание на детских проблемах. Потом мы поняли: если не шуметь, то никогда не справимся с этой ситуацией. ЧП происходят каждый день. Мое утро начинается с того, что я либо в Интернете вижу очередной негатив, либо у меня на телефоне уже глава Следственного комитета, представители МВД, Генпрокуратуры, кто-то из моих представителей в регионах (читайте далее)

КСТАТИ

Павел Астахов: «Ювенальная юстиция - не для России»

В редакции «КП» побывал уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка.

- Павел Алексеевич, последнее время почти каждый день мы слышим о новых скандалах в детдомах, трагедиях с усыновленными. Раньше такого не было...

- Было. Просто общество не хотело заострять внимание на детских проблемах. Потом мы поняли: если не шуметь, то никогда не справимся с этой ситуацией. ЧП происходят каждый день. Мое утро начинается с того, что я либо в Интернете вижу очередной негатив, либо у меня на телефоне уже глава Следственного комитета, представители МВД, Генпрокуратуры, кто-то из моих представителей в регионах (читайте далее)

Павел Астахов в гостях у "Комсомольской правды".КП-ТВ

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также