2017-10-27T14:44:31+03:00

«Готов хоть сейчас надеть комсомольский значок и вернуться на БАМ»

Юрий Вербицкий, один из комсомольских вожаков стройки вспоминает о том, что толкало людей ехать на БАМ
Поделиться:
Комментарии: comments7
Юрий Вербицкий вместе с женой Натальей, которую в Тынде когда-то называли "железной леди".Юрий Вербицкий вместе с женой Натальей, которую в Тынде когда-то называли "железной леди".
Изменить размер текста:

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Юрий Сергеевич Вербицкий окончил Днепропетровский инженерно-строительный институт. В 1974 - 1995 годы работал на строительстве БАМа: сначала заместителем начальника штаба ЦК ВЛКСМ, с 1980-го - начальником штаба, с 1983 года - руководителем различных управлений, трестов. В настоящее время возглавляет российско-шведскую компанию. Кандидат экономических наук, Почетный транспортный строитель.

«С ТРУДНОГО УЧАСТКА - НА ПЕРЕДОВОЙ»

После Днепропетровского строительного института Юрий Вербицкий пошел работать на производство. Карьера складывалась успешно: был мастером, прорабом, начальником большого участка. Успехи молодого управленца не остались незамеченными и Юрию предложили перейти на комсомольскую работу. Сначала - секретарь комитета ВЛКСМ стройтреста, вскоре - он уже заведующий отделом рабочей и сельской молодежи Днепропетровкого обкома комсомола. Вот только идеологическая работа молодого человека не прельщала. Вербицкого тянуло на производство. Но тогда такие кульбиты не приветствовались. Отказываться от комсомольских или партийных должностей было нельзя: значит, чего-то недопонимаешь в жизни, карьеры можно было лишиться раз и навсегда.

Юрий Вербицкий (в центре) вместе с комсомольцами из Крыма, которые построят станцию Улькан. Ноябрь 1974 года.

Юрий Вербицкий (в центре) вместе с комсомольцами из Крыма, которые построят станцию Улькан. Ноябрь 1974 года.

- В 1974 году было объявлено о начале новой великой стройки, - вспоминает Юрий Сергеевич. - Мне поручили подготовить кого-то, кто мог работать в штабе ЦК ВЛКСМ на БАМе.

Почему именно из Днепропетровска? Вероятно, что это – родной город Леонида Ильича, и к этому городу было особое отношение.

- Я выждал время и... предложил себя, - улыбается Юрий Сергеевич. - Первый секретарь обкома партии пожурил в личной беседе, мол, бежишь с «трудного участка на передовой».

Но публично инициативу Вербицкого руководство не одобрить просто не могло. Так в 27 лет Юрий «сбежал» на БАМ. Хотя насколько уместно здесь слово «сбежал» - это еще как посмотреть. В плане партийной карьеры, возможно, это действительно означало уехать в никуда.

Ну а по всему другому разве можно назвать бегством перемену солнечного Днепропетровска на заснеженную Сибирь? Жилье - в палатках, обеспечение - с перебоями, минус 55 зимой - не самая экстремальная температура, из тайги бурые медведи в гости заходят.

- Но все бытовые трудности сглаживались особым, теплым отношением бамовцев друг к другу, - вспоминает Юрий Сергеевич. - Если идешь по дороге, то каждая попутка останавливается, чтобы подвезти. Деньги даже не предлагай - обидишь.

Комсомольцы пробили зимник (дорогу, которую можно эксплуатировать только зимой) к поселку Улькан. 209 км. трассы. 1974 год.

Комсомольцы пробили зимник (дорогу, которую можно эксплуатировать только зимой) к поселку Улькан. 209 км. трассы. 1974 год.

Руководящий костяк ЦК ВЛКСМ БАМа состоял из четырех человек. Валентин Сущевич, начальник штаба, вместе с Виктором Вересовым поехал в Тынду, Юрий Гальмаков - в Шимановск, Юрию Вербицкому достался самый западный участок с центром в городе Усть-Кут.

Как говорит Юрий Вербицкий, на месте его встретили хорошо - дали койку в общежитии. Тогда даже для самых главных комсомольских вожаков условия были такими же, как и для всех - спартанскими.

Жену перевез с родины через год, когда в Усть-Куте отстроили первые двухэтажные деревянные домики. Правда, без воды. Так что супруга Вербицкого - будущая «железная леди» Тынды, от которой зависило распределение металла в «ГлавБАМстрое» - воду на второй этаж носила ведрами.

САМОЕ СТРАШНОЕ НАКАЗАНИЕ

- Энтузиазм был огромный, - вспоминает Юрий Сергеевич. - И самой большой трудностью для нас было сдержать шквал людей, желающих работать на БАМе. Благородный порыв — это, конечно, здорово. Но БАМу, как и любой стройке, в первую очередь нужны были квалифицированные специалисты. Сумасбродный поход на стройку мы пытались регулировать через комплектование молодежных отрядов в регионах страны. Выпустили специальную разнарядку, учитывающую необходимое количество людей, перечень специальностей, квалификацию. Но все равно систематизировать приток людей, желающих строить дорогу, было чрезвычайно сложно - ехали эшелонами.

Иные факты сейчас вспоминаются с улыбкой. Летом 1974 года в Усть-Кут приехал отряд из Крыма, человек 100. Свалились как снег на голову, без предупреждения. Заселять некуда, кто какой специальностью владеет - толком не разобрать... Юрий Вербицкий уговорил крымчан для начала поработать в Братске, на строительстве вторых путей линии Тайшет - Лена (этот участок не относился напрямую к БАМу). Отряд проявил себя отлично. И через год его забросили вертолетами в деревню Юхта, на 209-й километр Байкало-Амурской магистрали. Крымчане стали готовить плацдарм для размещения еще двух отрядов: «Комсомолец Украины» и «Комсомолец Азербайджана».

Правда, встреча представителей советских республик прошла не очень удачно: выпили, кто-то начал выяснять отношения. На следующий день шесть человек уехали домой с записью в трудовых книжках: «Без права работать на БАМе».

- Это было самое страшное наказание, - делится Вербицкий. - Такие случаи были, конечно, единичными. Да и нынешняя молодежь этого не поймет. Работа каторжная: суровая зима девять месяцев в году, дорогу прокладывают по вечной мерзлоте. О размере заработка многие строители узнавали лишь после первой получки - надбавки и возможность без очереди купить мотоцикл или автомобиль появились далеко не сразу. И вот человека буквально прогоняют «на волю», а он считает это трагедией.

Облет трассы вместе с руководством УМВД на "БАМстрое". Вербицкий в дубленке. 1976 год.

Облет трассы вместе с руководством УМВД на "БАМстрое". Вербицкий в дубленке. 1976 год.

«ЕХАЛИ СТРОИТЬ НОВУЮ ЖИЗНЬ»

Газеты, телевидение, радио, каждый день рассказывали о героях БАМа, называли магистраль главной стройкой комсомола, школой мужества, дорогой в XXI век.

- И люди ехали, потому что искренне верили, потому что хотели участвовать во всем этом, - говорит Юрий Вербицкий.- Ехали строить новые города и заводы. Строить новую жизнь. Мы не собирались возвращаться в Москву.

Многие эстрадные знаменитости считали своим долгом приехать на БАМ. В 1979 году на музыкальный фестиваль «На сопке Фестивальной» приехал американский певец Дин Рид, а некоторые российские исполнители буквально исколесили всю дорогу, и не по разу.

На БАМе обкатывались самые передовые технологии строительства. На БАМ в первую очередь шла лучшая импортная техника. На БАМе возводились экспериментальные предприятия, которые затем строились в других регионах СССР. Это было сердце страны, где кипела настоящая жизнь. В последние годы существования Советского Союза даже западногерманские журналисты признавали, что, да Союз в застое, но БАМ - это рассвет энтузиазма.

Перепись населения. Вербицкий вместе с секретарем Амурского обкома ВЛКСМ.

Перепись населения. Вербицкий вместе с секретарем Амурского обкома ВЛКСМ.

«НЕ УДЕРЖАЛИ БЫ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК»

Кризис на БАМе начался также, как и во всей стране. СССР катился к развалу. После «золотой стыковки» газеты отрапортовали: «БАМ построен!» А раз так, то зачем финансирование? Оно было сокращено в разы.

Юрий Вербицкий рассказывает, как строил под Тындой самый крупный на Дальнем Востоке домостроительный комбинат - шесть цехов, 44 гектара под одной крышей. Предприятие получило все необходимо оборудование, большинство мостовых кранов смонтировали. Все было готово к работе. Но началась перестройка.

- Люди полгода сидели без зарплаты, - вспоминает Юрий Сергеевич. - Москва мало чем могла помочь. Пожаловался как-то друзьям: нужно 20 миллионов рублей, чтобы рассчитаться с народом. Спрашивают: «Что у тебя есть?» - «Четыре вагона арматуры». Как часто бывало в то время, у арматуры не было хозяев. «Ну, все, - сказали мне, - деньги у тебя». Сумку с наличными привезли на завод, и с работниками я смог рассчитаться.

Юрий Вербицкий уехал с БАМа в 1995 году, на «стройке века» провел 21 год. И, конечно, очень обидно было слышать, как в 1990-е стали говорить, что БАМ - это дорога в никуда, и вообще все было зря...

- Если бы сегодня не было «железки», то мы бы просто не удержали Дальний Восток, - уверен бамовец. - Россию бы растерзали на части.

- Вы уехали с БАМа почти 20 лет назад, а БАМ-то вас отпустил? - задаю последний вопрос.

- Нет, - твердо отвечает Вербицкий. - Разбросанные по всей стране друзья - это те, с кем познакомился на БАМе. Новых мало. К сожалению, встречаемся чаще лишь на юбилеях и похоронах. Но с кем не поговоришь, хоть сейчас готовы нацепить комсомольский значок и вернуться на БАМ — строить. Этого не отнять ни у кого!

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также