2016-04-20T13:04:48+03:00

Правда о преследованиях правозащитников в странах Балтии

О фактах преследования так называемых «пророссийских» активистов в Литве, Латвии или Эстонии
Агентство SKP News
Поделиться:
Директор таллинского Центра информации по правам человека Алексей Семенов. Фото: «КП» - в Северной Европе»Директор таллинского Центра информации по правам человека Алексей Семенов. Фото: «КП» - в Северной Европе»
Изменить размер текста:

О преследовании «пророссийских» активистов в странах Балтии наслышаны, пожалуй, все, кто хоть немного интересуется этим вопросом. Но нет ли здесь преувеличений?

Равноправие, как основа цивилизации

Любое лицо, которое стремится помочь реализации прав человека, является правозащитником, независимо от рода деятельности, возраста, профессии или прочих признаков. Так что и организации, которые они основывают и в которых состоят, не обязательно должны нести в названии слова «права человека». Они могут быть организацией антифашистов; или объединением независимых журналистов; да хотя бы союзом «за умеренный прогресс в рамках законности». Главная характеристика, определяющая правозащитников, состоит в том, что одни занимаются защитой всех прав человека, другие специализируются на определенных проблемах или занимаются правами отдельной группы лиц – например, правами женщин, правами лиц, принадлежащих к национальным, этническим или языковым меньшинствам, правами жертв геноцида и так далее.

Единственное общее требование заключается в том, что правозащитники осуществляют свою деятельность мирными средствами и признают универсальность прав человека для всех людей «без какого бы то ни было различия, как то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии или убеждений, политических или иных взглядов, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения», как сказано во Всеобщей декларации прав человека ООН.

А у нас права эстонцев важнее прав человека

А вот некий член конституционной ассамблеи Эстонии, запомнившийся чеканной формулой «Сначала мы должны обеспечить права эстонцев, и лишь потом – права человека», в правозащитники никак не годится. Представление о том, что некие особые «права эстонцев» (латышей, литовцев) приоритетны по сравнению с общечеловеческими, разумеется, ущербно с точки зрения всех современных международных механизмов прав человека. И поэтому истинные правозащитники не только могут, но и обязаны подвергать критике такие представления. Даже если они успели воплотиться в положения конституции и свода законов соответствующих стран.

Примеров «полемических приёмов», которые используют власти в «полемике» с правозащитниками, много, но отметим несколько характерных, даже типичных. Кстати, «полемику» ведут не правительства или министерства, которые подвергаются критике, а специальные полицейские службы. Самый мягкий и «нежный» приём в их репертуаре – это то, что на языке международного права называется «стигматизация». На правозащитников просто навешивается ярлык врагов государства в попытке делегитимизировать их работу и деятельность. В Эстонии для этого используется ежегодный доклад КАПО, в котором самые активные и известные лица и организации упоминаются в главе «Защита конституционного строя». Просто упоминаются, часто с присовокуплением контактов с российскими официальными и неофициальными организациями, но без каких-либо попыток доказательства реальной угрозы этому самому конституционному строю. А дальше всё идет само собой: «А, это тот (те), про кого писали в докладе КАПО? Понятно». Аналогично происходит и в соседних странах.

Конечно, все всё понимают, докладчики и ООН, и ПАСЕ «выражают обеспокоенность» тем, что «в ряде государств» в отношении правозащитников разворачиваются клеветнические кампании с целью их дискредитации. И хотя такие действия подпадают под определение «преследования» в международном праве, проку от этих выражений озабоченности не видно.

Оружие властей - обыски и аресты

Менее «нежными», но еще относительно мягкими формами полемики с нежелательными оппонентами являются постоянные «выборочные» досмотры при пересечении границы. Досмотрам, вплоть до обысков, регулярно подвергаются десятки людей – и прямые правозащитники, и активисты антифашистских организаций, и журналисты, и активисты движения соотечественников.

Следующий, уже не мягкий вариант, – запрет на въезд в страну. Время от времени, например, латвийского правозащитника останавливают на границе Эстонии или Литвы и высылают назад с запрещением въезда - лет, обычно, на пять. Гражданина Евросоюза, заметим, или постоянного жителя ЕС, несмотря на все шенгенские правила. Так, в прошлом году не пропустили в Литву латвийских правозащитников Александра Кузьмина, Иосифа Корена и Александра Ржавина. На их письменный протест был получен официальный ответ: решение на запрет вынесено на основании информации от Департамента безопасности Литвы, информация эта «сенситивна» и посему разглашению не подлежит. Очередное «выражение озабоченности» со стороны ОБСЕ ни к чему ни привело. А в Эстонию не пропустили - даже для транзитного проезда в автобусе - члена Всемирного совета российских соотечественников Виктора Гущина.

Наиболее брутальный способ – возбуждение выдуманного «дела» и проведение на этом основании обысков и допросов. Так, в прошлом же году у дверей собственного подъезда Полицией безопасности Латвии был задержан известный латвийский ученый и правозащитник Александр Гапоненко. Произведен обыск в квартире, изъяты компьютеры и средства связи. Основание – возбужденное уголовное дело о «разжигании межнациональной розни с использованием компьютерной техники». Есть еще подобные примеры, главным образом в Латвии. Пока.

Так что преследования есть, а преувеличений нет. Хуже того: это система.

Алексей СЕМЁНОВ,

директор таллинского Центра информации по правам человека

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также