2018-10-16T00:26:32+03:00

Сирийские девчонки строят глазки российским военным

Что изменилось за три года нашей военной операции в этой арабской республике
Поделиться:
Комментарии: comments67
Корреспондент «КП» приезжает в Сирию домой к родственникам. Дядя журналиста, военнослужащий, по дороге из аэропорта завез в Восточную Гуту, где несколько лет было логово боевиков, а сейчас - пустынные разбомбленные улицыКорреспондент «КП» приезжает в Сирию домой к родственникам. Дядя журналиста, военнослужащий, по дороге из аэропорта завез в Восточную Гуту, где несколько лет было логово боевиков, а сейчас - пустынные разбомбленные улицыФото: Аббас ДЖУМА
Изменить размер текста:

Я один из немногих российских журналистов, кто ездит в Сирию не по работе, а в отпуск. И живет не в отеле, а у себя дома (пусть порой и без горячей воды). Маршрут простой: рейс Москва - Дамаск, затем четыре часа в душном автобусе до еще более душной и влажной Латакии. Оттуда на перекладных в горы к родственникам, потом на несколько дней в Тартус и назад, в жасминовый город (другое название Дамаска).

ТАМ БЕЗОПАСНО?

Не везде и не всегда. Но если сравнивать с тем, что было еще год назад, разница огромная. Доказательств, что дела в стране идут на поправку, несколько. В Дамаск стало больше летать международных рейсов. А местная денежная единица - сирийский фунт взял пример с сирийской армии и ощутимо окреп по отношению к доллару (чуть больше 400 вместо прошлогодних 500 за один «зеленый»). Стало заметно меньше блокпостов на дорогах. Сирийцы этому особенно рады, потому что толку от них не было. Зато коррупция на блокпостах процветала так, что порой приходилось мысленно включать взятку военным в стоимость проезда на такси от аэропорта до центра Дамаска.

Ну и наконец, никаких боевиков в Восточной Гуте (район на юге от Дамаска, прилегающий к городу). Оттуда постоянно велся обстрел жилых кварталов сирийской столицы. Жизнь наладилась! Многочисленные кафешки, магазины, сувенирные лавки, аромат вареной кукурузы вперемешку с тухлым запашком мусора. На улицах - традиционная арабская суета. А на стенах древних домов нередко можно встретить плакаты, как говорят местные, «святой троицы»: Башара Асада, Владимира Путина и лидера ливанской организации «Хезболла» Хасана Насраллы (союзника сирийцев в войне против террористов ИГИЛ - организация запрещена в РФ).

В историческом центре Дамаска - типичная мирная жизнь Фото: Аббас ДЖУМА

В историческом центре Дамаска - типичная мирная жизньФото: Аббас ДЖУМА

ХАРАСТА - ГОРОД-ПРИЗРАК

- Теперь тут живут только солдаты, - говорит мой дядя Фида - военнослужащий сирийской армии. Он встретил меня в аэропорту и согласился провести экскурсию по небольшому городу Хараста в Восточной Гуте, где раньше был, по сути, штаб боевиков.

Мы трясемся на стареньком мотоцикле по разбитой взрывами дороге. Пейзаж вокруг меня - словно я попал в сирийский вариант Дрездена образца 1945 года. Ни одного целого здания. Ни единой души. Даже крыс и бродячих собак нет...

Несколько месяцев назад боевики и их семьи уехали отсюда в другой сирийский город - Идлиб. Тогда Россия договорилась предоставить им коридоры безопасности.

Дядя Фида - военнослужащий сирийской армии Фото: Аббас ДЖУМА

Дядя Фида - военнослужащий сирийской армииФото: Аббас ДЖУМА

Не сбавляя скорости, дядя сигналит, и где-то вдалеке его товарищи из республиканской гвардии, спешно отставив стаканчики с мате, бегут открывать ворота.

- Все сейчас ждут приказа добивать террористов, идти на Идлиб! - Дядя отпускает руль и выбрасывает два кулака вперед, а потом быстро возвращает их на руль, чтобы мотоцикл не потерял управления.

Самые популярные политики Сирии - Путин, Асад, Насралла Фото: Аббас ДЖУМА

Самые популярные политики Сирии - Путин, Асад, НасраллаФото: Аббас ДЖУМА

- Приехали, - останавливается у подбитого танка и цепью привязывает к нему мотоцикл. - Я тут неподалеку обосновался с другом. Нашли более-менее целый дом. Даже собья (так называют мазутную печь) в отличном состоянии осталась. А то вдруг Россия с Турцией окончательно договорятся, и нам тогда тут в резерве до зимы сидеть.

Оглядываюсь и вижу вырванные с корнем детские качели, проглядывающие через дыры в стенах интерьеры квартир. Остатки дорогой мебели, украшенные лепниной потолки, узорчатые обои. А ведь неплохо люди здесь жили. Чего им не хватало? Зачем надо было бунт против власти поднимать?

ДЕЗЕРТИР

Удей, сам хоть родом из Дамаска, но всех этих событий в Гуте не застал. Мы познакомились с ним два года назад в интернете. Мне тогда нужен был комментарий местного жителя

- Прости, брат. Меня в армию забрали, - написал он тогда. - Тут очень плохо со связью и интернетом.

И вот совсем недавно получил от него письмо по электронке:

«Ты в Дамаске? Видел твои фото в Facebook. Давай увидимся! Удей».

Ну по такому случаю не грех задержаться в Дамаске ещё на день.

«Давай в Баб Тума (христианский квартал со множеством кафе и торговых лавок - Авт.)» - пишу в ответ.

- Нет, мне туда нельзя. Давай лучше ты ко мне. Я живу в районе Абу Румана. Там парк есть - он большой, не промахнешься. Буду ждать тебя у фонтана.

В общем, встретил меня совсем не тот худощавый, обритый наголо юноша с фотографии. Руку с дорогими часами и золотыми перстнями протягивал упитанный мужчина с густой чуть рыжеватой бородой. Я бы и не узнал Удея, смени он очки на линзы.

Аббас Джума один из немногих российских журналистов, кто ездит в Сирию не по работе, а в отпуск Фото: Аббас ДЖУМА

Аббас Джума один из немногих российских журналистов, кто ездит в Сирию не по работе, а в отпускФото: Аббас ДЖУМА

- Ты уж прости. Но мне правда нельзя в Баб Тума, - повторил он, сжимая мою ладонь. - Я же, как бы это сказать... В розыске!

Оказывается Удей действительно служил в Камышлы. Но через несколько месяцев у него кончились деньги. Родители помочь не могли - они в Турции и сами еле концы с концами сводят. А зарплаты еле хватало на еду. К тому же было адски скучно.

- Понимаешь, ни мира, ни войны. Нас забросили в самую глушь. Работы по сути не было. А подрабатывать не разрешали. Да и если бы разрешали, не представляю, чем бы я там занимался. В общем, решил сбежать в Дамаск, - рассказывает Удей. - Меня сначала поймали. Я даже посидел недельку в тюрьме. Потом удалось откупиться, и я снова пустился в бега. План был такой: прорваться в столицу и залечь на дно. Пока война не закончится. А там видно будет.

Дело в том, что Абу Румана - не такое уж и дно. А вообще-то самый фешенебельный район в Дамаске. Некоторые квартиры тут стоят по 2-3 миллиона долларов. Именно тут живет политическая и финансовая элита Сирии. В том числе и лидер государства. Но на то и был расчёт.

- Чтобы ты понимал, мы сейчас обедаем в кафе, в которое регулярно наведывается Башар Асад с женой и детьми, - заговорщически понижая голос, говорит Удей. - Само заведение держит родственник президента. Так что тут вряд ли кого-то будут досматривать. А вот в других местах меня быстренько примут. Поэтому я, считай, в тюрьме. Только комфортной тюрьме - размером с район, возможностью работать и зарабатывать, встречаться с девушками. В общем, жить.

Мы расплачиваемся за две шаурмы, пару напитков и кальян (что-то около 15 тыс. лир или 2,5 тыс рублей) и выходим на улицу.

- Я дезертир, - сияя улыбкой резюмировал Удей. - Счастливый дезертир.

Дурак ты, и больше никто - подумал я.

ГУБИТ ЛЮДЕЙ НЕ ИДЛИБ

Разумеется, новостями с фронта сирийцы интересуются. И провинция Идлиб, вокруг которой сейчас столько шума, не может не волновать. В конце концов, это последнее место в стране, где остались террористы. И все ждут, что скоро там начнется военная операция. А значит чьи-то сыновья, братья, мужья и отцы снова будут рисковать жизнями.

Но ведь не могут же люди жить одной войной. Есть ещё работа, учеба, быт. Все как у всех. За исключением одной детали - вездесущей, всепожирающей, необъятной коррупции. На каждом шагу. Порой доходит до абсурда.

Вот представьте. Просыпается рано утром какой-нибудь Мухамед и выходит на дамасский рынок. Проходит мимо Баб аш-Шарки (ворота в восточной части старого города) и не может поверить своим глазам - малая арка замурована. Но ведь Мухамед точно помнит, что еще вчера тут был проход. И позавчера. И год назад. И когда Мухамед родился. И когда родился его дед. Арка была. А теперь ее нет. Решил узнать, как так? Выясняется, что по приказу какого-то офицера арку переделали в комнату отдыха (видимо, для этого самого офицера). Таким образом ворота, простоявшие на этом месте тысячелетия, были испорчены за ночь.

Такие «офицеры» для Сирии опаснее любого террориста. И это всего лишь один пример из миллиона.

ПЬЯНСТВУ - БОЙ!

К междугородним поездкам в Сирии надо всегда относиться серьезно. Никогда не отдавайте предпочтение микроавтобусам. Да, они быстро довезут вас из Дамаска в Латакию, за 3 часа (вместо 5 - 6 на комфортабельных больших автобусах с кондиционером). Но это будут самые душные и потные 3 часа в вашей жизни. Испытано на себе. К тому же в моем случае в этом гробу на колесах роль «ароматной елочки» играли четыре солдата, от которых разило потом и спиртягой. Вояки были вдрызг пьяные.

Вряд ли в русском или арабском языке есть слова, способные в полной мере описать ту ненависть, что стояла в глазах ехавших с нами мусульман-суннитов (солдаты были из религиозного меньшинства алавитов, правящего в стране, и всячески это демонстрировали, именно к алавитам принадлежит президент страны Башар Асад). То ли дело русские парни!

Колонна техники с развевающимися триколорами проплывает за окном нашего микроавтобуса. Сирийские девчонки тут же припадают к окнам - строят глазки усевшимся верхом на бронетранспортеры подтянутым солдатам и офицерам. Все друг другу машут, улыбаются.

Колонна российской техники Фото: Аббас ДЖУМА

Колонна российской техникиФото: Аббас ДЖУМА

- Мы вообще-то домой едем. Первый раз за год, - начал оправдываться самый нетрезвый сириец, по всей видимости, почувствовав, что они с товарищами больше не в центре внимания.

- А что пьете?

- Водку, конечно.

Я узнал, что, оказывается, в провинции Хама начали производить первую сирийскую водку и что все они родные братья, что отца их убили в Дейр-эз-Зоре, а дома ждут мама и бабушка.

Несколько лет они рисковали жизнью, чтобы те, кто едет сейчас с ними в автобусе, могли спокойно жить.

И почему-то слова осуждения в адрес подгулявших солдат застревают у меня в горле...

ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ

- Сегодня ситуация в стране намного стабильнее, чем раньше. Особенно на фоне поставок Дамаску комплексов С-300. Но осталось еще немало задач: выгнать из Сирии иностранных оккупантов и решить внутренние проблемы. Для этого нам просто необходима сильная и решительная Россия, - рассказал «КП» сирийский политолог Салим Али. - Внутренние проблемы - это, пожалуй, самое главное. Я имею в виду отсутствие демократии и коррупцию. Напомню, именно из-за невозможности говорить открыто люди начали собираться и обсуждать свои проблемы в мечетях. Это все быстро обрело религиозный окрас, и боевики на этом начали паразитировать. Главные проблемы - отсутствие демократии и коррупция

КСТАТИ

Сирия не стала для России вторым Афганистаном

Предполетная суета технических служб, летчики сосредоточенно обходят свои крылатые машины, оглушительный рев двигателей... В сирийское небо один за другим поднимались российские бомбардировщики, открывая новую страницу в боевой истории отечественных вооруженных сил. Первая в постсоветской России военная операция за пределами бывшего СССР - с матерым противником, за несколько лет практически поглотившим целую страну (подробности)

Еще больше материалов по теме: «Война в Сирии»

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также