2018-12-12T14:12:41+03:00

Революция гурманов: вопреки официальной позиции ЕС, юг Италии хочет развивать связи с Россией

Наш обозреватель Галина Сапожникова поехала в Калабрию для того, чтобы поучиться праздности
Галина САПОЖНИКОВАобозреватель отдела специальных корреспондентов
Поделиться:
Комментарии: comments32
Итальянцы ждут российских туристов и готовы удивить наших гурманов.Итальянцы ждут российских туристов и готовы удивить наших гурманов.Фото: Галина САПОЖНИКОВА
Изменить размер текста:

- Настоящая политика делается за столом,- говорит мне Ленин, подцепляя вилкой кусок запеченного артишока и делая большой глоток вина из пузатой бутылки. И невозмутимо продолжает:

- Мы продвигаем наших местных, калабрийских производителей. И выступаем против глобализации. Если родители будут покупать продукты на местных рынках – дети отсюда не уедут. В Калабрии вам подадут самую свежую и самую лучшую домашнюю еду. У нас ничего не выбрасывается!

В этот момент Патриция, хозяйка крохотной траттории с банальным названием «Бистро», занесенной, тем не менее, во все гастрономические справочники страны, подала жаренные шкурки цуккини и цикорий с хлебными крошками - как живое доказательство того, что это действительно так. И мы опять, забыв об интервью, погрузились в процесс поедания…

Этот проход столь романтично смотрится только ночью: дневной свет обнажает все его трещины. ФОТО Андрей Крюков

Этот проход столь романтично смотрится только ночью: дневной свет обнажает все его трещины. ФОТО Андрей Крюков

Ленин – это не галлюцинация. Это живой человек, адвокат по имени Ленин Монтесанто. Так его назвали родители, которые были коммунистами. За 43 года жизни к своему необычному имени он уже привык, как и к реакции на него. Это он и еще несколько его друзей-итальянцев пригласили нашу компанию на выходные в Калабрию, на самый юг, в «подошву» итальянского сапожка. Зачем? Чтобы покорить местной едой и в дальнейшем заманить сюда русских туристов, научив их философии «слоу фуд». Международное движение «слоу фуд» («медленная еда») – противовес американскому «фастфуду» (еде быстрой), возникло в Италии в конце 80-х в знак протеста против открытия первого на Аппенинах «Макдональдса».

Мысль, конечно, неплохая. И обдумывать ее эффективнее за обедом, на котором было подано 15(!) закусок и два вторых. Сначала я записывала их названия, потом успевала только снимать на телефон, потому что больше не было ни сил, ни времени. Каждая наша трапеза, к слову, длилась в среднем два с половиной часа…

Символ Калабрии - не мандарины, зрение вас обманывает. "Кле-мен-ти-ны!" - гордо поправит вас каждый первый встреченный итальянец Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Символ Калабрии - не мандарины, зрение вас обманывает. "Кле-мен-ти-ны!" - гордо поправит вас каждый первый встреченный итальянецФото: Галина САПОЖНИКОВА

ТАНЦЕВАЛИ ДАЖЕ ЛОШАДИ

Итак, Калабрия. Сельскохозяйственный регион на юге Италии. С одной стороны – самые большие туристические возможности (вокруг целых три моря!), с другой – бедность. Вылизанные до блеска крохотные городки в горах и тысячи брошенных домов с закрытыми ставнями, которые никто не может ни продать, ни купить. Километры мандариновых садов и виноградников и терракотовые крыши – просто рай для художников! Но и только. Нет ни работы, ни денег, потому люди массово уезжают. Из человеческих эмоций можно выделить две: во-первых, обида южан на итальянцев-северян, которые живут богаче. Во-вторых – гордость за по-настоящему великое прошлое. О! Вы не знаете главного: кого этот регион дал миру. Сибаритов! Если точнее: людей, любящих роскошь и удовольствия.

Эта незамысловато обставленная закусочная с названием "Бистро", которая внесена во все кулинарные справочники, не помнит даты последнего ремонта. А зачем он? В закусочной надо думать не об интерьере, а об еде Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Эта незамысловато обставленная закусочная с названием "Бистро", которая внесена во все кулинарные справочники, не помнит даты последнего ремонта. А зачем он? В закусочной надо думать не об интерьере, а об едеФото: Галина САПОЖНИКОВА

Еще до нашей эры эта местность была колонизирована афинянами. Но очень хитро. Они поставили перед собой амбициозную задачу – сделать жизнь в колонии лучше, чем на Родине. И им это удалось! Сюда отправились лучшие архитекторы, писатели и музыканты, и, очень быстро обогатившись, смогли позволить себе определенный образ жизни. Город Сибари утопал в роскоши: население вальсировало от одного театра к другому. Пифагор основал здесь свою математическую школу, а Геродот – философскую.

Говорили сибариты исключительно аллегориями. И даже когда в 510 году до нашей эры их город был завоеван соседями – жителями города Кротоне - много веков жил красивый миф. Будто бы Сибари пал оттого, что хитрые кротонцы, подступив к его стенам, начали играть на музыкальных инструментах, в результате чего сибаритские лошади – такие же одухотворенные, как и их хозяева – стали танцевать. Хотя правда была совсем в другом: на самом деле кротонцы прорыли канал, развернули реку и затопили Сибари со всеми его богатствами.

Виды в Калабрии почти тосканские. Особенно если смотреть издалека Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Виды в Калабрии почти тосканские. Особенно если смотреть издалекаФото: Галина САПОЖНИКОВА

Города любителей праздности на карте больше нет, а сибариты до сих пор остались. И мы сейчас именно этому искусству и учимся: пьем вино с виноградников, которым больше тысячи лет. Пробуем молодое оливковое масло, отжатое три дня назад, и фаршированный инжир, вымоченный в роме. То есть, едим, получая удовольствие. На ближайшие три дня это и есть наша работа.

Поэтому следующий абзац будет состоять только из перечисления того, что мы попробовали, пусть его читают только гурманы.

Ленин Монтесанто (на фото слева) собирается сделать революцию через еду. Справа от него один из его самых талантливых соратников - повар Пепе Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Ленин Монтесанто (на фото слева) собирается сделать революцию через еду. Справа от него один из его самых талантливых соратников - повар ПепеФото: Галина САПОЖНИКОВА

Итак: три вида пасты, сделанной вручную из зерен античного происхождения - равиоли с цветной капустой и рикоттой, посыпанные лакричной пылью, еще один вид равиоли с картошкой из заповедника, белыми грибами и дикой мятой, и третий вид - бело-зеленые, приправленные кремом из шалфея и посыпанные кедровыми орешками. Блюдо украшено лепестком розы в знак уважения к философии сибаритов. К нему подается горький ликер из листьев оливковых деревьев. Плюс рикотта из молока патриотических местных коров на десерт. Ах, да – еще забыли про пасту с анчоусами. Это здесь нормально – подать сразу несколько разных паст. А потом еще два горячих и три десерта…

Паста, паста, паста во всех вариантах... Перед силой такого оружия противнику лучше сдаться сразу Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Паста, паста, паста во всех вариантах... Перед силой такого оружия противнику лучше сдаться сразуФото: Галина САПОЖНИКОВА

РЫБА И ДРУЖБА

Единственное, чего в Калабрии нет – это рыбы. Вернее, в морях-то она водится, но калабрийцы ее почему-то отправляют в Милан. А сами едят баккалу.

Это сушеная или мороженая треска, которую перед тем, как приготовить, несколько дней вымачивают. По поводу ее появления в итальянской кухне существует несколько легенд. В Калабрии предпочитают следующую: в декабре 1908 года в Мессинском проливе произошло страшное землетрясение, разрушившее до основания города Мессину и Реджо–де-Калабрию. По счастливой случайности рядом оказались корабли российского Балтийского флота – «Цесаревич», «Слава», «Адмирал Макаров» и «Богатырь» - которые незамедлительно пришли на помощь местному населению и спасли тысячи людей. И наши моряки будто бы, развернув госпиталь под открытым небом, кормили народ замороженной треской из своих трюмов. И с тех пор это блюдо стало национальным, а любовь итальянцев к России и русским - иррациональной. Справедливости ради стоит отметить, что британские корабли подошли к этим берегам через несколько часов после русских и тоже участвовали в спасательных работах. Но, видимо, не кормили. Во всяком случае, народная память сохранила благодарность именно к русским. 1908 год – заверили нас калабрийцы – принято считать годом зарождения русско-итальянской дружбы.

В надежде на русских гостей хозяин отеля "Terme Sibarite" Доменико Леоне даже расстелил красную дорожку Фото: Галина САПОЖНИКОВА

В надежде на русских гостей хозяин отеля "Terme Sibarite" Доменико Леоне даже расстелил красную дорожкуФото: Галина САПОЖНИКОВА

«ХОТИМ СЮДА РУССКИХ!»

Но, может, и не было бы у этой дружбы продолжения, если б не случайность. В августе этого года большой друг России, предприниматель Серджио Верна, который жил в Москве и занимался бизнесом еще во времена СССР, путешествовал по Калабрии и у него сломалась машина. Он вынужденно завис на несколько дней в первом попавшемся мотеле недалеко от города Кассано. Разговорился с хозяином, Роберто Маццука, и тот, подобно Архимеду, вдруг вскричал: «Эврика!». Все гениальное было просто! Калабрия без людей опустошается и хиреет, а русские страдают без солнца (Крыма и Сочи на всю страну не хватает – Г.С.) и, как пишут в европейских газетах, без высококачественной еды.

Адвокат Ленин Монтесанто, будущий вождь революции гурманов, даже жестикулирует почти так же, как его знаменитый тезка Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Адвокат Ленин Монтесанто, будущий вождь революции гурманов, даже жестикулирует почти так же, как его знаменитый тезкаФото: Галина САПОЖНИКОВА

А в городе Кассано, покровителем которого является католический святой Сан Пьяджо, который, по преданию, был первым в истории отоларингологом и лечил детям уши и носы, есть «Термы Сибарите» с лечебными сероводородными источниками, в которых можно вылечить массу болезней. А еще био-огород с лечебными травами и ресторан с самым правильным на свете питанием, какое только смогли придумать местные диетологи. И тогда Роберто позвонил директору терм Доменико Лионе. И все эти итальянские мужи собрались вместе и пришли к коллективному выводу: хотим сюда русских! Много! Особенно зимой, когда на итальянских курортах морозы доходят аж до плюс 18!!!

Абсолютная тишина и безмолвие - так выглядят калабрийские курорты зимой, при температуре плюс 18. ФОТО Андрей Крюков

Абсолютная тишина и безмолвие - так выглядят калабрийские курорты зимой, при температуре плюс 18. ФОТО Андрей Крюков

Так я вместе с группой первопроходцев, состоящей из высококлассных российских врачей, оказалась в Калабрии – чтобы оценить обстановку.

- Но как вы собираетесь претворить этот проект в жизнь в условиях антироссийских санкций? – переспрашивали итальянцев. Они удивлялись:

- Мы не должны получать никакого разрешения от нашего правительства. Наоборот, власти нам дают понять косвенным путем, что надо вопреки всему поддерживать отношения с Россией. Италия старается отходить от позиций ЕС и США, а Крым, кстати, который так похож на Калабрию, мы считаем российским…

От такого предложения дружбы сложно отказаться.

Графику церквей и терракоту калабрийских черепичных крыш лучше рассматривать в сумерках. Утром, как в старой сказке, карета превращается в тыкву, а замки - в руины Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Графику церквей и терракоту калабрийских черепичных крыш лучше рассматривать в сумерках. Утром, как в старой сказке, карета превращается в тыкву, а замки - в руиныФото: Галина САПОЖНИКОВА

Подтверждаю, все очень серьезно: перед началом симпозиума о перспективах русского медицинского туризма торжественно сыграли два гимна, России и Италии, на улицах развесили специально отпечатанные плакаты, продавцов в магазинах научили говорить: «Спасибо, руссо!», а в газете «Ла Стампа» вышла статья с заголовком: «Термы открываются для русских туристов».

Вы спрашиваете, что это такое? Горький порошок из коры оливкового дерева. Гурманы утверждают, что такая "ценность" выбрасываться не должна Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Вы спрашиваете, что это такое? Горький порошок из коры оливкового дерева. Гурманы утверждают, что такая "ценность" выбрасываться не должнаФото: Галина САПОЖНИКОВА

Что, конечно, пока является большой натяжкой – для того, чтобы до ингаляционных аппаратов с оптимистичными разноцветными трубочками доехали наши туристы, дабы вылечить свой вечный насморк, здесь еще шагать и шагать, причем обеим заинтересованным сторонам.

Предводитель революции гурманов Ленин (справа) и его соратники по борьбе за местную еду Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Предводитель революции гурманов Ленин (справа) и его соратники по борьбе за местную едуФото: Галина САПОЖНИКОВА

«В культурном плане мы от России, конечно, немножечко поотстали, но это может быть и нашем плюсом», - немного смущаясь, говорили нам хозяева, когда мы уточнили, как часто отдыхающие смогут слушать оперу? Что в исполнении итальянцев, где чуть ли не каждый сельский музей может продемонстрировать полотна уровня Караваджо, звучало забавно.

«МЫ БОРЕМСЯ ПРОТИВ ПАРМЕЗАНА!»

- Вы попробовали Калабрию на вкус. Я поднимаю тост за сотрудничество между двумя великими территориями – местностью сибаритов и Россией! Чтобы как можно больше русских ознакомилось с теми возможностями, которые представляет наш регион, - торжественно произносит Ленин Монтесанто. Ему бы в руки не бокал, а знамя – и он бы совершил революцию, как и его великий тезка.

- Мы боремся против пармезана! - диктует Ленин революционные лозунги. – Потому что наши сыры вкуснее!

Оружие пролетариата" - калабрийские вкусности Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Оружие пролетариата" - калабрийские вкусностиФото: Галина САПОЖНИКОВА

И наговаривает текст, с которого начинаются все революции:

- Проблема в том, что до 1861 года Италия состояла из княжеств, а объединилась за счет геноцида южан, которые были ущемлены в правах. У калабрийцев отнималось имущество, разорялись банки. Были изнасилованы тысячи женщин, а серебро и золото прибрано к рукам. Отсюда на Сицилии и в Калабрии правит бал мафия – из-за чувства несправедливости. В институтских учебниках об этом не говорят, нам преподавали романтизированную версию истории объединения итальянского государства. Историю, которая отобрала у нас экономическую мощь и достоинство, мы хотим развернуть вспять и поэтому будем бороться…

Живут себе в Калабрии люди в окружении ТРЕХ теплых морей и не понимают своего счастья. Фото Андрей Крюков

Живут себе в Калабрии люди в окружении ТРЕХ теплых морей и не понимают своего счастья. Фото Андрей Крюков

За фразой про восстановление справедливости обычно следуют слова про оружие, Бога, и братскую помощь. Но никто и никогда не заканчивал этот абзац так:

- …И поэтому будем бороться за интересы Калабрии с помощью нашей еды!

…Здесь должна быть пауза для того, чтобы опять сменить тарелки…

Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма...Интересно, что появляется раньше - серп и молот или мысли о революции? Фото Андрей Крюков

Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма...Интересно, что появляется раньше - серп и молот или мысли о революции? Фото Андрей Крюков

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также