2019-03-22T01:07:31+03:00

Виктор Черномырдин: Когда НАТО перестало бомбить Белград, мы договорились с США, чтобы таких войн больше не было

Об этом спецпредставитель Президента РФ по урегулированию кризиса вокруг Югославии рассказывал нашему обозревателю Александру Гамову еще 20 лет назад
Поделиться:
Комментарии: comments31
30 апреля 1999 г. Специальный представитель Президента РФ по урегулированию ситуации вокруг Юославии Виктор Черномырдин во время встречи в аэропорту Белграда. Фото Данилюшин Александр/Фотохроника ТАСС30 апреля 1999 г. Специальный представитель Президента РФ по урегулированию ситуации вокруг Юославии Виктор Черномырдин во время встречи в аэропорту Белграда. Фото Данилюшин Александр/Фотохроника ТАСС
Изменить размер текста:

Весной 1999-го, когда разразился кризис на Балканах, Президент России Борис Ельцин назначил экс-премьера Виктора Черномырдина своим специальным представителем по его урегулированию.

Напомню: это случилось вскоре после того, как в ночь с 24 на 25 марта авиация НАТО нанесла бомбовые удары по Югославии, генсек НАТО Хавьер Солана заявил, что политическая фаза кризиса вокруг Косово – а именно из-за него разгорелся весь сыр-бор – закончилась, а российский премьер Евгений Примаков, летевший с визитом в США, развернул свой самолет над океаном и отправился обратно в Москву.

Виктор Степанович, который так и не смог вжиться в образ «пенсионера-отставника», после своего нового назначения «летал на крыльях» - и в переносном смысле, и в прямом – между Москвой и Белградом. Помнится, в окружении Черномырдина тогда говорили: «Шеф соскучился по настоящей мужской работе».

А я – по острым интервью с ним…

Правда, в тот период их было всего, может быть, четыре - пять. У моего Героя катастрофически не хватало времени на встречи и разговоры со мной.

Вот одна из таких бесед - она появилась у нас в «Комсомолке» в самый разгар бомбардировок НАТО в Югославии, 11 мая 1999 года. Затем эта публикация вошла в мою книгу «Хотели как лучше...» (Первое издание - «Фолио», Харьков, Украина, 2007 г.; второе - «Международные отношения» и «ЧеРо», Москва, 2008 г.)

В книгах этот текст - в сильно ужатом виде, на сайте kp.ru его сейчас нет, в соцсетях - только упоминание. Но наши ребята из интернет-отдела «Комсомолки» каким-то образом публикацию (причем - полный текст) добыли «из глубин времени».

Вот я и решил вспомнить те места из нашей беседы, которые актуальны и сегодня...

«Самое глупое сейчас - бряцать оружием»

- ... Виктор Степанович, в последнее время вы заметно похудели...Тяжело приходится?

- Физическая усталость здесь ни при чем. Для меня частые перелеты, перегрузки никогда не представляли проблемы. А тяжело то, что непросто идут переговоры, трудно искать решение. Каждого надо убеждать. И находить точки соприкосновения.

Начать войну легко, а вот выйти из нее...

Авиация НАТО наносит удары и по гражданским объектам. Самое страшное - гибнут мирные люди. Растут потоки беженцев и перемещенных лиц. Естественно, все это не может оставить нас равнодушными...

- В печати, и в российской, и в зарубежной, в ваш адрес нередко звучит критика за то, что вы не даете информации о ходе переговоров, которые ведете...

- ...Посредническая миссия - вещь очень деликатная, и обнародовать нюансы переговоров с конфликтующими сторонами до достижения результата просто невозможно... А тот, кто внимательно следит за развитием ситуации, не может не заметить позитивных изменений, наметившихся в позициях противоборствующих сторон.

Август 1999 года, Белград во время бомбардировок НАТО. Фото: EAST NEWS

Август 1999 года, Белград во время бомбардировок НАТО.Фото: EAST NEWS

- Но вот НАТО разбомбило в Белграде посольство Китая, погибли дипломаты, много раненых...

- Да, это ужасно. Это не приближает нас к миру. Но опускать руки нельзя. И мы останавливаться не будем. Именно с этой целью по заданию президента я и отправляюсь в Китай.

- Мне не раз приходилось слышать от политиков: мол, с тех пор как Черномырдин занялся урегулированием балканского кризиса, наши военные поутихли, перестали бряцать оружием. Вы согласны с таким утверждением?

- Я даже об этом не думаю. И не стал бы скопом обвинять здесь военных. Хотя и считаю, что не должно быть никакого бряцания. Это глупо.

Никого сейчас этим не напугаешь. Я не хочу, чтобы о нас думали, как о ненормальных: чуть что, мы вытаскиваем что-то из-за пазухи. Нет, сейчас нужны другие методы.

В Югославию, в том числе и в Косово, многие российские регионы посылают гуманитарную помощь, готовы принять детей на лечение и летний отдых. Думаю, что такие действия сводят на нет усилия политиканов, пытающихся нажить на беде дивиденды, пусть даже и весьма сомнительные, и не задумывающихся о последствиях размахивания кулаками.

- ...Как вы расцениваете решения, принятые на недавней встрече министров иностранных дел "восьмерки"?

- Документ, который был там принят, перекликается с нашими предложениями, которые мы в какой-то части согласовали и с югославской стороной. Это не значит, что все один к одному войдет в резолюцию Совета Безопасности ООН по Югославии. Но это хорошая основа в продвижении к мирной развязке конфликта. Большое значение имеет и назначение постоянных представителей ООН на Балканах. То есть, по сути, Организация Объединенных Наций сейчаc включается в процесс мирного урегулирования. Именно этого мы и добивались.

- Когда, на ваш взгляд, возможна приостановка бомбардировок и начало мирных переговоров?

- С бомбардировками нужно было закончить вчера. А лучше их вообще было не начинать. Ну, а коль началось, надо как можно быстрее переходить к цивилизованным формам. К сожалению, это зависит не только от нас.

- Как вы считаете, можно ли убедить Милошевича в необходимости присутствия в Косово международных сил? В этом, как я понимаю, и состоит камень преткновения.

- Не только в этом. И не только Милошевича нужно убеждать.

Что значит - присутствие международных сил, из кого они должны состоять? Это серьезно волнует руководство Югославии. Наша позиция: вопросы международного присутствия нужно решать с согласия Югославии. И исходить при этом из того, что Косово находится в ее составе. С нашей точки зрения, международное присутствие должно обеспечить возвращение беженцев в Косово, их безопасное проживание.

Слободан Милошевич. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Слободан Милошевич.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

В чем сегодня состоит основная трудность? В том, что никто не хочет быть побежденным, каждая сторона пытается одержать в этом конфликте победу. А в такой ситуации, я считаю, не может быть ни победителей, ни побежденных. Именно этой точки зрения мы придерживаемся, именно ее и отстаиваем.

- Пока вы занимаетесь проблемами Югославии, в России такое творится... Вот сейчас всерьез говорят об отставке правительства Примакова, которая может состояться в ближайшие дни, если не часы... А вас снова называют одним из кандидатов на пост премьера.

- Я против того, чтобы на переправе меняли правительство. Так не делают. Хотим быстрее преодолеть кризис, мечтаем, чтобы в стране все заработало, и в то же время с утра до ночи бьем из всех орудий по правительству. Если кого-то надо заменить - пусть президент меняет, пусть премьер-министр выходит с предложениями. Этим должны заниматься они, а не кто-то со стороны. Тогда меньше будет слухов и домыслов.

- Ну, вот назначили первым вице-премьером министра внутренних дел Степашина...

- ...Я слышал, начались уже спекуляции: мол, укрепляют силовиков, значит, что-то готовится...

- Разве нет?.. Дума надеется запустить процедуру импичмента (президента Ельцина. - А.Г.)... Вы часто видитесь с президентом - как он к этому относится?

- У меня создалось впечатление, что довольно спокойно.

- Что слышно в Кремле насчет силового варианта?

- Я же сказал, что не заметил у Бориса Николаевича особой тревоги. Он работает, дел по горло.

- Сейчас все занимаются Югославией - и премьер, и президент, и его специальный представитель. Вам не кажется, что так вы можете прозевать политический кризис, который зреет в России?

- Ничего нельзя упускать и в своей стране. Я как раз и задействован для того, чтобы помочь президенту в разрешении балканского конфликта, чтобы он смог заниматься и внутригосударственными проблемами. У меня имеется возможность часто ездить, со всеми встречаться. Нет большой команды, но есть четкая позиция, вырабатываемая в государстве, утвержденная президентом. Не надо друг за другом ходить, меня не нужно подстраховывать. Ничего более важного, чем разрешение кризиса вокруг Югославии, для меня сегодня нет.

- ... Долго ли вы еще собираетесь заниматься Югославией?

- Пока не закончим.

- А когда закончите?

- Как закончим...

* * *

Кстати, за время рискованной миротворческой миссии Виктор Черномырдин (по нашим подсчетам) совершил 18 полетов в различные точки планеты (от Вашингтона до Пекина), провел в воздухе более 92 часов и преодолел в общей сложности свыше 80 тысяч километров, то есть - фактически дважды облетел вокруг Земного шара...

Я несколько раз упрашивал Виктора Степановича взять меня с собой. Он только обещал... И каждый раз повторял: «В другой раз». Однажды мне - с помощью Сергея Степашина, который тогда возглавлял МВД, даже какой-то специальный паспорт выдали. Но на черномырдинский борт я так и не пробрался.

Возможно, Виктор Степанович просто не хотел, чтобы, кроме него, рисковал и кто-то еще. В такие командировки его сопровождали всего три - четыре человека. 22 апреля 1999-го в небе над Белградом самолет Черномырдина, как тогда сообщали информагентства - «подвергся несанкционированному зенитному обстрелу со стороны югославов», но, благодаря счастливой случайности, Виктор Степанович не пострадал.

«Летаю под огнем не за Нобелевской премией»

И вот еще небольшой фрагмент одной моей беседы с легендарным и боевым экс-премьером. («Комсомольская правда», 9 июня 1999 г.)

- ...Виктор Степанович, вы говорите, причем уже не раз, что прекращения бомбардировок нужно ждать со дня на день. Какой должен быть задействован механизм?

- Здесь есть одна тонкость… Вывод югославских войск из Косово может продолжаться неделю или десять дней. Но - как только он начнется, бомбардировки должны быть остановлены.

А затем продолжится работа над резолюцией. Потом – ее принятие на Совете Безопасности ООН. Пока не перестанут убивать, нельзя говорить о других вопросах.

- Не кажется ли вам, что Запад может перехватить у России ее миротворческую миссию?

- Я думаю, им незачем перехватывать. Все понимают, что если не остановиться на этом этапе, процесс может пойти в другую сторону. Каждый день войны уносит десятки, сотни жизней.

В Югославии разрушена вся промышленность. Если бойню не остановить, следом начнутся наземные операции. Представьте только себе, что тогда будет! Страшно подумать…

- Скажите честно: вы сделали в Югославии все, что могли? Или что-то оказалось вам не по плечу?

- Может, и нужно было сделать больше. Но все, что могли, сделали.

- В средствах массовой информации появилось сообщение, что вас хотят представить к Нобелевской премии мира.

- Ну, что за глупости? Я работаю не за премии.

- Если завтра в Югославии окончится война, как вы отметите это событие?

- Торжественно. Тебя приглашу…

- Ловлю на слове.

P.S.

В тот день, когда было опубликовано это интервью, генсек НАТО Хавьер Солана отдал распоряжение главнокомандующему натовскими войсками - американскому генералу Кларку, прекратить воздушные удары по Югославии. Бойню удалось остановить - во многом благодаря и полетам в «зону риска» моего земляка-оренбуржца Виктора Черномырдина.

Кстати, а его за это тогда так и не наградили – ни российским орденом, ни международной премией…

* * *

В своих мемуарах, посвященных югославскому конфликту, Виктор Степанович так вспоминал о завершении натовских ударов по Югославии:

«9 июня в соответствии с нашими договоренностями было окончательно выработано и подписано военно-техническое соглашение между НАТО и СРЮ (Союзной Республикой Югославией. - А.Г.).

Скажу, что опять же работа над ним проходила очень напряженно и не раз соглашение было на грани срыва. Тем не менее югославские и натовские военные сумели договориться… Через два с лишним месяца после начала эта в общем-то лицемерная и позорная война закончилась.

10 июня (1999 года. - А.Г.) в Москве состоялись мои последние переговоры по балканскому кризису с Тэлботтом. (Строуб Тэлботт, первый заместитель госсекретаря США, представлял американскую сторону в конфликте. – А.Г.) Я сообщил ему, что заканчиваю свою миссию и возвращаюсь к прежней работе. В более разряженной и спокойной обстановке мы говорили о перспективах российско-американских отношений, о необходимости более тесного взаимодействия для недопущения такого рода войн»...

(Из книги Виктора Черномырдина «Вызов». Киев, 2003 г.)

* * *

Потом уже - и сразу после той ужасной войны, и спустя годы - он в разговорах не раз вспоминал эту «договоренность с американцами», а саму бойню называл не иначе как лицемерной и позорной.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Генсек НАТО объяснил сербам причины бомбардировок Югославии

В воскресенье, 7 октября, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, который в настоящее время находится с рабочим визитом в Сербии, попытался объяснить причины бомбардировок Союзной Республики Югославии (СРЮ) в 1999 году (подробности)

«Балканский рубеж» Милоша Биковича: о войне в Югославии и простом парне Эмире Кустурице

21 марта в прокат выходит русско-сербский фильм «Балканский рубеж». Картина повествует о военном конфликте 1999 года, когда албанские боевики захватили Косово, а самолеты НАТО сбрасывали бомбы на Белград, столицу тогда еще существовавшей Югославии. Презентовать эту картину в уральскую столицу приехал 31-летний сербский продюсер и актер Милош Бикович (подробности)

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также