2019-04-22T20:39:21+03:00

Мама задыхалась от боли, а врачи говорили: «Это нормально, такое бывает»

В рязанской больнице умерла бывший налоговый инспектор
Поделиться:
Комментарии: comments32
Если бы родные Светланы Нестеркиной знали, чем закончится операция в Рязани, то отправили бы ее лучше в Москву.Если бы родные Светланы Нестеркиной знали, чем закончится операция в Рязани, то отправили бы ее лучше в Москву.
Изменить размер текста:

15 февраля в реанимации БСМП скончалась 66-летняя рязанка Светлана Нестеркина. У родных и близких женщины были настолько серьезные претензии к врачам, что они, не раздумывая, написали заявление в Следственный комитет.

После проверки следователи возбудили уголовное дело по факту ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей медицинскими работниками, что повлекло по неосторожности смерть человека.

«Комсомолка» связалась с родственниками умершей женщины, чтобы выяснить, почему врачи, несмотря на жалобы пациентки, продолжали твердить: «Все нормально, так бывает».

«ВСЕ НОРМАЛЬНО»

- Моя мама до 65 лет работала налоговым инспектором, долго не уходила на пенсию, - рассказывает дочь умершей женщины Анастасия. - В целом у нее все нормально было со здоровьем, только проблемы с ногами - наследственное варикозное расширение вен.

Врачи давно советовали ей лечь на операцию, ничего страшного - рядовое оперативное вмешательство. Но она все работала. Когда уже вышла на пенсию, мы настояли, сказали, что пора заняться здоровьем.

Светлана Нестеркина согласилась с родными и решилась на операцию. Сдала все необходимые анализы, прошла обследование, которое не выявило никаких противопоказаний, и отправилась в сосудистое отделение кардиологического диспансера.

- Это была плановая операция, никакой экстренности, - рассказывает муж женщины Иван Нестеркин. - Ничего не предвещало таких последствий.

По словам мужчины, 8 февраля его супруге сделали первую операцию - на левой ноге, так как там варикозное расширение было серьезней. Когда все закончилось, эта нога сильно отекла, появились боли.

- Операцию делали в пятницу, на выходных врачей не дождешься, поэтому только в понедельник спросил у лечащего доктора: «Почему нога распухла?» Он ответил, что все нормально, был большой объем удалений по всей длине ноги, не стоит переживать, - продолжает Иван Михайлович.

Женщина говорила хирургу, что появились боли еще в шейном отделе, но тот проигнорировал жалобы пациентки и прооперировал. Фото: Олег ЗОЛОТО

Женщина говорила хирургу, что появились боли еще в шейном отделе, но тот проигнорировал жалобы пациентки и прооперировал.Фото: Олег ЗОЛОТО

- 11 февраля у нее появились боли в ногах и спине, температура, но врач только и говорил, что все нормально, никаких дополнительных исследований не требуется. Более того, хирург Качинский на среду назначил операцию на другой ноге. А то, что спина болит, так это, по его словам, остеохондроз.

- Перед второй операцией я звонила ей, потому что чувствовала, что там не все в порядке, - рассказывает Лариса Секачева, сестра умершей женщины. - Мне ранее делали точно такую же операцию, поэтому я прекрасно знаю, что и как должно протекать. Света очень волновалась, ее состояние было критическим, жутким. Боли страшные. Стали колоть ей обезболивающие. Кеторол - сильный препарат, но даже он не помогал.

Утром 13 февраля Светлану Нестеркину забрали на вторую операцию. Женщина говорила хирургу, что появились боли еще в шейном отделе, но тот вновь проигнорировал жалобы пациентки и прооперировал. Ну а после операции на правой ноге боли начались по всему телу. Пенсионерка не могла ни лежать, ни сидеть. Перестала кушать, пища просто не шла из-за сильнейших болей.

СТРАШНАЯ НОЧЬ

На следующий день Светлана Нестеркина уже не могла разговаривать с родственниками по телефону, задыхалась. Врачи только разводили руки: «А что вы хотели после двух операций? Это нормально, такое бывает».

Операции на ногах, но невыносимо болит все тело. И такое тоже бывает, обычный болевой шок. Шок, который так и не прошел.

В ночь на 15 февраля Лариса Секачева осталась в палате вместе с родной сестрой.

Женщина ту ночь до сих пор вспоминает со слезами на глазах, помнит каждую минуту, проведенную в больнице.

- Ночью дежурил заведующий отделением Грязнов, - продолжает Лариса Секачева. - Говорю ему, что человеку все хуже и хуже, прошу хоть что-нибудь сделать: может, в реанимацию отправить? Или скорую вызвать? Это не он мне что-то предлагает, а я ему. В итоге, он собрал консилиум, позвал анестезиолога, терапевта, еще кого-то. Поставили ей кофеиновую капельницу, но это не помогло.

После того, как женщине сделали УЗИ на ноге и подготовили ко второй операции, она попросила мужа приехать к ней. Через сутки Светлана умерла.

После того, как женщине сделали УЗИ на ноге и подготовили ко второй операции, она попросила мужа приехать к ней. Через сутки Светлана умерла.

- Это была страшная ночь, постоянные боли, - продолжает Лариса Витальевна. - Мы через каждые две минуты ноги поднимали, опускали. Врачи все видели, но продолжали повторять, что все нормально. В три часа ночи Света стала жаловаться на боли в животе, не шла моча. Зову врачей. Две медсестры ставят ей катетеры - бесполезно. Приходит сам завотделением Грязнов, тоже пробует поставить - не получается. У нее слезы льются - ей больно, а врачи понять не могут. Спрашиваю, почему вы не можете сделать ей УЗИ брюшной полости? Он говорит, что этого УЗИ у них в диспансере нет.

ВЕСТИ ОТ ПОХОРОНЩИКОВ

Около семи утра 15 февраля заведующий отделением вызвал скорую помощь, чтобы отправить Светлану Нестеркину в БСМП.

- Говорит, одевайтесь, сейчас вы поедете в БСМП на УЗИ брюшной полости, - вспоминает Лариса Секачева. - В приемное отделение сестру привезли с диагнозом тромбоз - закупорка вен. Ее везли уже практически мертвой. Брали кровь из пяти пальцев, так и не смогли. Только на другой руке кое-как выдавили капельку.

- Я приезжал в больницу в 11 утра, - продолжает супруг умершей женщины Иван Михайлович. - Мне сказали, что пока диагноз - тромбоз магистральных сосудов. Попросили подъехать часа через три. Такое ощущение, они знали, что она не выживет. О смерти жены я узнал примерно в 13:50, мне на мобильный телефон позвонил агент похоронного бюро. То есть, не врач, а ритуальщик... Только через 20 минут позвонил врач БСМП. Я высказал ему, но он открестился, мол, не имеет к этому никакого отношения.

Точно также о смерти родной сестры узнала и Лариса Секачева. В подавленном состоянии после бессонной ночи женщина находилась на работе, когда позвонил похоронщик, сообщил горькую весть и предложил свои услуги.

Покойную увезли в морг при кардиологическом диспансере, а на следующий день родственники получили на руки справку, где причинами смерти значились: разлитой перитонит и хроническая язва двенадцатиперстной кишки с перфорацией.

- Она долго не решалась на операцию, а мы ее отдали на смерть врачам, ее как будто специально там умертвили, - не совладает с эмоциями Лариса Витальевна. - Возможно, у нее после первой операции был абсцесс, и вторую операцию просто нельзя было делать...

Отношение всех врачей было скверное. Света очень хотела домой, обещала, что дома будет кушать.

- Мы понимаем, что это система и в ней найти что-то будет очень сложно, - считает Иван Нестеркин. - Уверен, что если они что-то делали неправильно, то уже исправили. Сомневаюсь, что кто-то там что-то найдет. Мы отправляли ее в больницу в нормальном состоянии, не стоял вопрос о жизни и смерти. Да, болели ноги, но эти операции по всей стране делают, ничего страшного. Конечно, если бы мы знали, что так произойдет, то не отправили бы ее на операцию. Мы бы что угодно сделали, не знаю, в Москву увезли бы, еще куда-то.

КОМПЕТЕНТНО

Старший следователь Железнодорожного МСО Рязани СУ СК России по Рязанской области Татьяна Орлова:

- После доследственной проверки мы возбудили уголовное дело по факту ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей медицинскими работниками, что повлекло по неосторожности смерть человека.

Во время следствия мы дадим оценку действиям медицинских работников как кардиологического диспансера, так и БСМП. У нас много вопросов: когда развилось заболевание, ставшее причиной смерти, мог ли врач предусмотреть это и так далее. Очень много вопросов, ответы на которые мы намерены получить в ходе следствия и после проведения судебных экспертиз.

КУДА ЗВОНИТЬ?

По всем вопросам, связанным с неоказанием должной медицинской помощи, звонить по телефонам горячей линии:

Росздравнадзор Рязанской области: 8 (4912) 27-25-11;

Министерство здравоохранения Рязанской области: 8 (4912) 98-42-22 (круглосуточно).

Если вы считаете, что в смерти ваших родных и близких виноваты медицинские работники, обращайтесь в следственное управление СК России по Рязанской области: 8 (4912) 27-55-37 (круглосуточно) или 28-04-69.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также