2019-05-16T19:25:57+03:00

Александр Гомзин: «Пока я возглавляю предприятие, оно будет выполнять все обязательства»

Глава оборонного предприятия, впервые откровенно рассказал о причинах возбуждения уголовного дела, а также объяснил, почему он до сих пор возглавляет ОКБ
Максим КРАВЦОВ
Поделиться:
Комментарии: comments5
Александр Гомзин, генеральный директор казанского АО «Научно-производственное объединение «Опытно-конструкторское бюро им. М.П.Симонова».Александр Гомзин, генеральный директор казанского АО «Научно-производственное объединение «Опытно-конструкторское бюро им. М.П.Симонова».
Изменить размер текста:

Генеральный директор казанского АО «Научно-производственное объединение «Опытно-конструкторское бюро им. М.П.Симонова» Александр Гомзин, находящийся под следствием по обвинению в злоупотреблении служебным положением и растрате госсредств, нашёл время встретиться между праздниками и дал большое интервью. Глава оборонного предприятия, разрабатывающего для нужд Минобороны тяжелый беспилотник «Альтаир», впервые откровенно рассказал о причинах возбуждения уголовного дела, его деталях, а также объяснил, почему он до сих пор возглавляет ОКБ.

- Александр Владиславович, прошел год, как вы вышли из СИЗО под подписку о невыезде. С тех пор публично вы ничего не комментировали. Первый вопрос напрашивается сам собой: почему сейчас решили нарушить «обет молчания»?

- Ложь вокруг уголовного дела, связанного с финансово-производственной деятельностью «ОКБ им. Симонова», достигла такой критической массы, что людям, даже хорошо знающим меня лично, трудно разобраться, где правда, а где откровенное вранье.

- Тогда предлагаю начать «от печки». В 2010-2011 годах Министерство обороны решило создать отечественную линейку тяжелых разведывательно-ударных беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Подготовили техзадание, определили бюджет, объявили конкурс, начали искать исполнителя. В некоторых СМИ утверждается, что «дело доверили не профессионалам». Дескать, казанское ОКБ им. Симонова (на тот момент ОКБ «Сокол»), на которое пал выбор, ранее занималось лишь созданием авиационных мишеней. Это так?

- Конечно, нет. Заключение договора на научно-исследовательские работы «Альтиус-М» происходило на конкурсной основе. Минобороны пригласило для участия в закрытом конкурсе пять предприятий ВПК. При рассмотрении заявок оценивались компетенции и актуальный опыт исполнителей, особенно за годы, предшествующие тендеру. ОКБ «Сокол» более 45 лет специализировалось исключительно на создании беспилотных летательных аппаратов специального назначения, в том числе мишеней, известных по открытым источникам.

В итоге ОКБ «Сокол» выиграло конкурс, и в октябре 2011 года был заключен соответствующий государственный контракт. Законность всех процедур подтверждает следующий факт. Результаты конкурса в суде оспорило ОАО «РСК МиГ». Более года наше ОКБ вело судебные тяжбы, одновременно выполняя договор за счет собственных средств. В декабре 2012 года Арбитражный суд Московского округа своим постановлением по делу № А40-133084/11-74-478с поставил точку и признал конкурс абсолютно правомерным.

- Этот госконтракт на миллиард рублей был исполнен?

- И исполнен, и принят заказчиком в установленные сроки 5 декабря 2014 года. Не случайно в ноябре того же года с ОКБ «Сокол» был заключен новый государственной контракт стоимостью около 3,6 млрд по теме опытно-конструкторской работы «Альтиус-О». Другими словами, от научной разработки мы перешли в практическую плоскость, а именно: должны были создать конструкторскую документацию и опытные экземпляры военных беспилотников массой более 5 тонн с системами управления, обслуживания и т.д. К тому времени БПЛА получил название «Альтиус».

- Что случилось дальше? Почему осенью 2018 года, незадолго до срока окончания контракта, Минобороны расторгло его, передав заказ казанскому подразделению Уральского завода гражданской авиации (УЗГА)?

- С первого дня мы засучили рукава, работали. В феврале 2017 года решением заказчика был установлен сам облик самолета и порядок проведения его испытаний. При этом в документе сказано о необходимости выпуска дополнения к тактико-техническому заданию (ТТЗ) – это обязанность заказчика. Однако ничего оформлено не было.

Только в самом конце 2017 года заказчик объединил в один этап летно-конструкторские и государственные испытания. АО НПО «ОКБ им. М.П. Симонова» приступило к лётным испытаниям.

Поэтому письмо заказчика от 10 сентября 2018 года о приостановке с последующим прекращением опытно-конструкторских работ по теме «Альтиус-О» стало для нас шоком.

Подчеркну, данное решение принято в одностороннем порядке без согласования с головным исполнителем – АО НПО «ОКБ им. М.П. Симонова», что не соответствует требованиям ГОСТов и условиям контракта.

Расторжение допускалось исключительно по соглашению сторон или вердикту суда по основаниям, предусмотренных гражданским законодательством.

В период с 10.09.2018 по 31.10.2018 комиссия заказчика с привлечением специалистов предприятия провела инвентаризацию результатов ОКР «Альтиус-О», о чем составлен акт, включающий более 15 тыс. позиций по летающим образцам, наземным средствам управления полетами и обслуживанию. В акт вошли результаты выполнения трех этапов, а также испытаний и доводки БПЛА в период с марта 2017 года по сентябрь 2018 года. По последним работам фактические затраты бюро, почти в 9 раз превышающие объем авансирования со стороны заказчика, сложились из собственных средств и кредиторской задолженности предприятия.

Наконец, в минувшем декабре заказчик довел до нас очередное не подкреплённое правоустанавливающими документами решение о том, что весь наш научно-технический задел должен быть передан в АО «УЗГА».

При этом, предусмотренный контрактом порядок оформления права собственности на результаты опытно-конструкторских работ, незавершенных этапов испытаний и доводочных мероприятий к моменту приостановки, не определен, документально не зафиксирован, фактические затраты не оплачены.

- Писали, что еще в 2015 году правоохранительные органы знали, что никакого беспилотника ОКБ им. Симонова не создаст. А деньги якобы выводились за рубеж по «сложной транзитной схеме». Может быть, в этом причина приостановки выполнения госконтракта?

- В 2015 году в ходе контрольных мероприятий на ОКБ «Сокол» Счетная палата не выявила серьезных нарушений. Вопрос был снят с контроля. Кроме того, финансовая деятельность предприятия неоднократно проверялась Федеральной налоговой службой.

Все это в полной мере касается и взаимодействия с европейскими партнерами, например, по использованию дизельного двигателя RED-A03. Утверждения, что «для вывода за рубеж средств использовалась сложная транзитная схема», не более чем выдумка.

- Кроме того вас обвиняют, что еще более 900 млн. рублей выделялись вашему опытно-конструкторскому бюро на разработку и создание оперативно-тактической беспилотной системы наземного и воздушного старта «Зеница», которое сильно напоминает выпускаемую вашим же ОКБ мишень «Дань». Причем, дескать, в последствии правоохранительные органы выявили факт перечисления многомиллионной суммы на счет фирмы-однодневки якобы за разработку программного обеспечения.

- В 2011 году Минобороны пригласило ОКБ «Сокол» принять участие в соответствующем закрытом конкурсе. Выиграли, с нами заключили контракт на создание «Зеницы». Приемка работ проводилась поэтапно с привлечением независимых отраслевых институтов. В декабре 2016 года подписан акт летно-конструкторских испытаний, комплекс передан на государственные испытания.

Что касается фирмы, предоставлявшей в 2012 году программистов - разработчиков стендового программного обеспечения, могу сказать следующее. Согласно заключению экспертов, никаких признаков мнимости или притворности сделки с ООО «Спутник» нет. Это не какая-нибудь фирма-однодневка – компания существовала с 2005 года. Отсутствие каких-либо признаков недобросовестности со стороны ОКБ «Сокол» также было подтверждено в актах проверок Федеральной налоговой службы в 2013 году и Счетной палаты в 2015 году. Одним из видов деятельности ООО «Спутник» было производство программного обеспечения, чем в принципе не занималось ОКБ «Сокол».

Контракт Минобороны с ОКБ «Сокол» заключили с твердо фиксированной ценой. Данная работа подлежала оплате независимо от того, кем она будет выполнена. Материальный ущерб бюджету не причинен.

Авансовые платежи в адрес ООО «Спутник» по бухгалтерскому учету являлись дебиторской задолженностью компании перед ОКБ. Только после оформления актов приемки выполненных работ деньги были зачислены на счета «Спутника». Программное обеспечение было поставлено, прошло весь регламент приемки Минобороны, предусмотренный государственными стандартами.

- Получается, что главным бенефициаром всей этой истории является подразделение Уральского завода гражданской авиации в Казани, подконтрольное банкиру и собственнику ряда оборонных предприятий Виктору Григорьеву. Вы не связываете свое уголовное преследование с возможной борьбой за денежные потоки ВПК?

- В моем деле переплелось много всего. У специалистов вызывает удивление, что заказ передан в УЗГА, в портфолио которого нет ни одного реализованного собственного проекта беспилотников. Весной прошлого года УЗГА делал нам предложение о поглощении, но мы не согласились. Может быть тогда, видимо, было принято решение пойти другим путем? Сейчас рано делать выводы. Предлагаю дождаться окончания расследования, тогда поговорим об истинных причинах уголовного преследования. Единственное, что меня по-настоящему беспокоит, это то, что нас вынудили остановить разработку тяжелого беспилотника и передать дела УЗГА в момент полетных испытаний. Я читал, что разработку якобы продлили до 2021 года, если это так, что это самое настоящее вредительство, если выражаться языком ХХ века. Я имею в виду, что сейчас, в мае 2019 года, у нас был бы летающий образец тяжелого беспилотника для нужд армии, и разработка была бы в финальной стадии, весь объем НИОКР ОКБ сделало. Я уверен, что эти два дополнительных года потребуют нового финансирования, необходимость которого неочевидна. Я понимаю, что в случае провала кто-то должен ответить – могут назначить стрелочником и меня, авансом. Я уверен, что все эти события еще получат объективную правовую оценку. Но пока я возглавляю «ОКБ им. Симонова», предприятие, как и раньше, будет выполнять все взятые на себя обязательства.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также