2019-06-25T16:02:15+03:00

В России составили «черный список» чиновников — в нем уже тысяча человек: жулики, жертвы служебных интриг и «мертвые души»

Кто и за что попадает в федеральный реестр лиц, уволенных из-за утраты доверия
Поделиться:
Комментарии: comments89
«Комсомолка» решила разобраться, за что чиновники попадают в «черный список» и как живут дальше с такой репутацией.«Комсомолка» решила разобраться, за что чиновники попадают в «черный список» и как живут дальше с такой репутацией.Фото: Евгения ГУСЕВА
Изменить размер текста:

Год назад правительство приняло решение о создании реестра госслужащих, уволенных в связи с утратой доверия. За это время в него внесли 1243 фамилии (документ размещен на сайте госслужбы). «Комсомолка» решила разобраться, за что чиновники попадают в «черный список» и как живут дальше, получив такое клеймо на репутации.

«СМЕНИЛА ДОЛЖНОСТЬ, И НИКАКИХ ПРОБЛЕМ»

Сведения о провинившихся сотрудниках в правительство передают работодатели - так реестр прирастает новыми фамилиями. В нем указывается имя и фамилия чиновника, место работы, должность, дата и причина увольнения. В списке - сплошные депутаты из органов местного самоуправления (почти 50%), сотрудники МВД, военные, судебные приставы и руководители образовательных учреждений (смотрите таблицу).

Фамилии провинившихся чиновников я выбирала в реестре, что называется, методом тыка. Якутия. Нюрбинский район. В реестре указано, что в ноябре прошлого года здесь сняли с должности директора «Центра детского научно-технического творчества» Лену Андрееву. На сайте центра она, кстати, все еще числится директором. Характеристики самые лестные, Андреева – победитель республиканского конкурса «Лучший руководитель учреждения допобразования-2016», ее даже наградили путевкой в Москву на курсы повышения квалификации. И вот те на – попала «черный список».

- Лена Васильевна уже не директор, она теперь у нас руководителем отдела работает, - пояснили мне в «Центре», но телефон Андреевой дать наотрез отказались.

С поста директора Андрееву сняли по статье актикоррупционного закона, в которой говорится, что «организации обязаны разрабатывать и принимать меры по предупреждению коррупции». Видимо, Андреева такие меры не разработала и попала под проверку. Тем не менее, без работы она не осталась.

«МОЕ УВОЛЬНЕНИЕ – ЭТО МЕСТЬ»

А вот Юлии Жарковой, директору детсада №13 из села Половинка Челябинской области, повезло меньше. В январе этого года ее уволили по статье Трудового кодекса «конфликт интересов» за то, что Жаркова устроила на работу в детсад дворником родного брата. Но о попадании в реестр Юлия Жаркова узнала от меня.

- У нас маленькое поселение. Конечно, родственники работают друг с другом. К тому же мой брат не имел никакого отношения к финансам. В законе четко не прописано, что директор образовательного учреждения не имеет права брать родственников на работу. В соседней с нами Свердловской области по таким основаниям не увольняют, а вот у нас в Челябинской стали увольнять. Сказали бы всем руководителям четко: «Убираем родню!», а то ведь трактуют закон, как хотят, - рассказывает мне Юлия Жаркова. По мнению Жарковой, причина ее увольнения на самом деле кроется в конфликте с главой администрации Половинского сельского поселения Василием Чупахиным. Жаркова была не только директором детсада, но и депутатом.

- Чупахин без согласования с советом депутатов распорядился вырубить многолетние ивы, чтобы потом выделить из бюджета дополнительные деньги на благоустройство территории. Я его раскритиковала. Мне тогда многие сказали: «Ты нажила себе врага», - говорит Жаркова.

Как бы то ни было, но именно Чупахин написал на Жаркову первую жалобу - в управление образования. В детсаде провели проверку, но никаких нарушений не нашли.

- Потом еще полгода собирали на меня компромат. За мной машина ездила – следили, - рассказывает Юлия Жаркова.

И вот в один прекрасный день в детсад нагрянула прокуратура. Проверяли, чисто ли у директрисы с финансами, но тут зацепиться было не за что. В итоге Жаркову обвинили в трудоустройстве родного брата, а также в трехдневном прогуле.

- Я договорилась с вышестоящим начальством об отгуле в счет будущего отпуска, - поясняет Жаркова.

Официально отгул не оформили: рабочие часы в табели учета рабочего времени ей проставили и зарплату выплатили. В прокуратуре заявили, что Жаркова задолжала государству 3 тысячи рублей, и даже хотели завести на нее уголовное дело. Но обошлись одним увольнением. Жаркова решила отстаивать свою правоту и выиграла дело в суде. Суд признал, что уволили Жаркову с нарушениями, и вынес решение изменить запись в ее трудовой книжке с увольнения по статье на увольнение «по собственному желанию» (возвращаться на работу в детсад Жаркова уже не захотела).

- Теперь же меня должны убрать из реестра? – с волнением спрашивает у меня Жаркова. - Это очень портит репутацию! Сразу после моего увольнения из детсада в администрации освободилась ставка, я хотела устроиться, так меня не взяли, сказали «с такой-то характеристикой!». А у меня специальность «государственное и муниципальное управление», я больше 10 лет на госслужбе, и хотела бы на нее вернуться. Там стабильность, - признается Юлия.

Она одна воспитывает двоих маленьких детей. Ее муж погиб пять лет назад в ДТП.

Сведения о провинившихся сотрудниках в правительство передают работодатели - так реестр прирастает новыми фамилиями. Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

Сведения о провинившихся сотрудниках в правительство передают работодатели - так реестр прирастает новыми фамилиями.Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

«МНЕ ЕЕ ЧТО, НА СВОЮ СТАВКУ ВЗЯТЬ?»

- Размещенная в реестре информация предназначена, прежде всего, для работодателя, который, с помощью него, сможет проверить, не содержатся ли в нем сведения о кандидате на должность. Реестр публикуется в Интернете с целью ограничения доступа лица, совершившего коррупционное правонарушение, к соответствующей категории должностей или деятельности, - пояснили «Комсомолке» в аппарате правительства.

Звоню в администрацию Василию Чупахину, тому самому, что, по словам Жарковой, стал инициатором ее увольнения.

- Да ничего я против Жарковой не имею! А жалобу на нее в управление образования написал, потому что ко мне обратились недовольные родители детей, посещавших тот сад. Но ведь уволили Жаркову не из-за этого! – говорит мне Чупахин.

- А деревья вы зачем вырубили?

- Да мы уже новые посадили! Аллею благоустраиваем, будем монумент павшим героям Великой отечественной ставить.

- А с депутатами почему не согласовали?

- Согласовал! Просто Жаркова раз в год ходила на собрания и то по особым вызовам, а потом еще и возбухала!

- А ее трудоустройству вы не будете мешать? Готовы принять мать-одиночку на работу в администрацию?

- У нас нет свободных мест. Мне что ее на свою ставку взять? – заканчивает разговор Чупахин.

- Увольнение «в связи с утратой доверия» нередко происходит по формальным нарушениям антикоррупционных требований к госслужащим. Например, человек с ошибками заполнил декларацию о доходах или не указал все свои некогда открытые банковские счета, хотя на этих счетах у него лежат какие-то мизерные суммы. Или госслужащему вменяют статью «конфликт интересов», хотя реального конфликта интересов может и не быть - например, косвенные родственные связи через племянников после развода дальних родственников. Нередко вот такие формальные вещи используются, чтобы устранить неугодного человека и посадить на его место другого. Уволенные подобным образом чиновники обращались к нам за консультациями, но помочь мы им ничем не можем, такие у нас законы, - говорит заведующая проектно-учебной лабораторией антикоррупционной политики Высшей школы экономики Дина Крылова.

Но бывают и обратные ситуации, когда увольнение «в связи с утратой доверия» - единственная возможность наказать нечистого на руку чиновника.

- Например, есть достаточные основания полагать, что человек причастен к коррупции, но доказать это никак не удается. Это так называемая «латентная коррупция», когда обе стороны, в ней замешанные, не заинтересованы в разглашении. Однако косвенные признаки коррупции все же имеются. В этом случае чиновника можно уволить по статье «утрата доверия» и его имя тоже заносится в реестр,- поясняет Крылова.

В России составили «черный список» чиновников — в нем уже тысяча чедовек: жулики, жертвы служебных интриг и «мертвые души». Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

В России составили «черный список» чиновников — в нем уже тысяча чедовек: жулики, жертвы служебных интриг и «мертвые души».Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

ДВОРНИКА НЕТ – ЗАРПЛАТА ЕСТЬ

Есть, конечно, в реестре и те, кто попался на делах посерьезнее. На некоторых, например, таких, как Анжелика Акимова – бывший директор школы №11 в Первоуральске Свердловской области уже после увольнения по утрате доверия даже заводят уголовные дела. Забавно, что именно Акимова возглавляла школьную комиссию по противодействию коррупции. До работы в школе была бизнесменом, ее фирма занималась продажей компьютеров. Будучи директором школы, женщина не растеряла предпринимательскую сноровку. В штате школы 6 лет числился дворником и плотником некий Андрей Волков, которого никто в глаза не видел. Зарплату за эту «мертвую душу» получала Акимова. Засек директрису завхоз, он то и пожаловался в прокуратуру. По данным следователей, директриса присвоила себе из бюджета школы не менее 267 тысяч рублей. Конечно, на фоне громких дел силовиков и крупных чиновников (в квартирах которых обнаруживают то миллиарды рублей, то коллекции дорогих часов) сумма, украденная Акимовой, кажется мизерной. Тем не менее, по закону бывшей директрисе может светить до 6 лет тюрьмы.

Как рассказали «Комсомолке» сотрудники школы, где работала Акимова (до нее самой дозвониться не удалось), помещать под стражу ее не стали.

- Сейчас Акимова нигде не работает, следствие ведь идет. Но машина ее под окнами стоит, - рассказала мне одна из сотрудниц школы.

«ОН УЖ ПОЛГОДА, КАК УМЕР!»

Фамилия провинившегося чиновника вносится в реестр на 5 лет. Раньше этого срока запись могут удалить в случае отмены решения об увольнении (в том числе по решению суда, как у Юлии Жарковой) или в случае смерти лица, сведения о котором размещены в реестре, пояснили «Комсомолке» в аппарате правительства. Но как я убедилась, происходит это не быстро. Если вообще происходит.

Александр Ерышов был депутатом Гагинского сельсовета Нижегородской области. Лишился мандата прошлым летом. Любопытная биография: в 90-е был судим по статье «мужеложество» (судимость была снята после отмены этой статьи Уголовного кодекса в 1993 году), работал директором молокоприемного пункта в компании «Гранд Молоко», позже занял должность руководителя предприятия, выдвинулся в депутаты.

Звоню в Гагинский сельсовет, узнать, где он нынче.

- Так Ерышов умер! Еще в декабре. Скоропостижно скончался, - огорошили меня на том конце провода.

Как оказалось, экс депутат провинился в том, что не подал вовремя ежегодную декларацию о доходах и имуществе.

- Все депутаты сельсовета подали, а он – нет, почему не знаем. Прокурор вынес представление, и мы его сняли с должности. Прокуратура потребовала направить информационное письмо в департамент госслужбы правительства, чтобы Ерышова внесли в федеральный реестр, - пояснили в сельсовете.

- Если он умер, значит, его имя надо из реестра удалить, - замечаю я.

- А такой процедуры у нас не предусмотрено, мы пишем письма только, когда кого-то уволили, уточненных сведений не подаем, - огорошили в сельсовете.

Кстати, зарплату депутатам сельсоветов не платят, они работают безвозмездно, а вот в случае провинности получают клеймо на репутации. Так себе работенка, выходит.

НИ УЛЮКАЕВА, НИ ЗАХАРЧЕНКО

Изучая «черный список» чиновников, замечаешь удивительную вещь: в нем нет ни одного медийного имени. Ни бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова, заслуженного и достойного во всех смыслах человека, но формально - снятого с должности по статье «в связи с утратой доверия». Ни экс-губернатора Никиты Белых, пойманного с поличным на взятке. Ни экс-министра экономики Алексея Улюкаева. Как пояснили «Комсомолке» в аппарате правительства, в реестр попадают те, кто был уволен в связи с утратой доверия, начиная с 1 января 2018 года. Но не обнаружился в этом списке, к примеру, и осужденный в 2019 году знаменитый «полковник-миллиардер» Захарченко.

- В этом кроется вся специфика реестра. В основном в него занесены люди, занимавшие невысокие должности и попавшиеся на небольших правонарушениях, за которые полагается не уголовная, а дисциплинарная ответственность. Это, так сказать, мелкие сошки. А вот людей, которые обличены реальной властью, – региональных прокуроров или депутатов федерального уровня, в нем нет, - рассказал «КП» Илья Шуманов, замгендиректора «Трансперенси Интернешнл-Россия» (организация имеет более ста отделений в разных странах мира и занимается вопросами коррупции). - Конечно, должен вестись общий реестр: и лиц, уволенных в связи с утратой доверия, и тех, что были осуждены за коррупционные преступления. А фактически у нас в этот реестр попадают лишь лица, замеченные в том, что они не задекларировали пару метров недвижимости в своем доме.

На муниципальном уровне уволенным чиновникам, чтобы устроиться на работу, проще всего переехать в другой регион. Всевозможные ФГУП и муниципальные организации хоть и подпадают под антикоррупционное законодательство, но ограничений на прием на работу у них нет. Чиновникам более высокого полета, даже если они были замешаны в уголовных делах, найти новое теплое местечко - вообще не проблема.

- Пример тому экс-министр обороны Анатолий Сердюков, уволенный с госслужбы, но устроившийся сразу на несколько должностей в госкорпорацию. Он хоть и не был осужден, но проходил свидетелем по уголовному делу. Сейчас он не чиновник, но продолжает работать с бюджетными деньгами. А есть случаи, когда люди после того, как были пойманы на коррупции, просто меняли фамилию и спокойно трудоустраивались в госкомпанию, - говорит Илья Шуманов, имея в виду бывшего замруководителя «Росгеологии» Руслана Горринга.

Вначале Горринг был Ганижевым. Но сменил фамилию после того, как его поймали при получении взятки в 5 миллионов рублей и сделали фигурантом уголовного дела. Смена фамилии позволила Ганижеву обнулить прошлое и устроиться на работу в «Росгеологию» (правда, в итоге он попался на новых махинациях и сейчас в СИЗО).

Бывает, что суд запрещает чиновнику, осужденному по уголовному делу, в течение какого-то срока занимать госдолжности. Но этих людей тоже нет в «черном списке».

- Есть случаи, когда человек, уволенный за коррупционное преступление, выходя из мест лишения свободы, спокойно трудоустраивается. О наложенных на него ограничениях узнают только, если полезут смотреть судебные реестры. А эти реестры у нас регулярно чистятся. Коррупционеры подают запросы на удаление информации из судебного реестра, ссылаясь на защиту персональных данных. Они просто «выпиливают» себя из этих реестров, - рассказывает Илья Шуманов.

- Этот реестр никакой юридической силы не имеет, - подтвердил «КП» глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. - Мы просили внести поправки в трудовое законодательство, чтобы человек, занесенный в реестр, получал какие-то ограничения на работу на госслужбе. Но их не приняли. В советское время были определенные статьи, по которым если тебя уволили, а к тому же еще и из партии исключили, то в лучшем случае ты сможешь устроиться дворником. Уличение в коррупции было волчьим билетом. А сейчас только суд может запретить чиновнику занимать госдолжности. Больше нигде такие ограничения не прописаны – это считается ущемлением гражданских прав.

«Черный список» чиновников появился по аналогии с реестром юридических лиц.

- Вот только у юрлиц ответственность прописана жестко: если юрлицо внесено в реестр, ему запрещено участвовать в госзакупках. По физическим лицам ограничений никаких нет. Если та или иная кадровая служба откажет в трудоустройстве чиновнику, уволенному в связи с утратой доверия, он легко может обратиться в суд. И суд, скорее всего, восстановит его в правах. Так что этот реестр больше профилактическая мера. Но у большинства коррупционеров с моралью «все нормально», их не особо волнует, что их имя где-то напечатали, - замечает Кирилл Кабанов.

- Главный тренд российской антикоррупционной политики – это то, что людей не просто осуждают за коррупционные преступления, но и пытаются забрать деньги, которые те наворовали, как в истории с полковником Захарченко. В этом российским властям надо отдать должное. Вопрос в другом: коррупция в России – это системное явление или ситуативное. Дела Захарченко и другого полковника - Чекалина говорят нам о том, что это общая практика. Они, скорее, связующие элементы в общей системе, - считает Илья Шуманов. - Что касается «черного списка» – это в любом случае положительный элемент в системе антикоррупции. Вопрос только - кого в реестр вносить, и насколько он эффективен.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также