2019-08-18T13:30:33+03:00

Дизайн песни "Дорожная", халтуртрегеры из "Стратегии будущего" и нравы средневекой войны

Публицист Максим Соколов о самых заметных событиях недели
Максим СОКОЛОВпублицист
Поделиться:
Комментарии: comments10
А. А. Лебедев, более известный, как Артемий Татьянович, покинул родину. О чем сам и сообщил. Фото ИТАР-ТАСС/ Владимир АстапковичА. А. Лебедев, более известный, как Артемий Татьянович, покинул родину. О чем сам и сообщил. Фото ИТАР-ТАСС/ Владимир Астапкович
Изменить размер текста:

На этой неделе мы сперва узнали, что знаменитый дизайнер А. А. Лебедев, более известный, как Артемий Татьянович, покинул родину и, вероятно, навсегда. О чем сам и сообщил. Эффекта типа "Надрывайте глотки в дружном реве, разворачивайтесь в тысячи траурных колонн" не воспоследовало, скорее те, до кого дошло его сообщение, вспомнили "Дорожную" С. В. Шнурова – "Ехай, ехай <подалее>".

Однако некоторое праздное любопытство имело место, поскольку история с творцами, мощно и по-доброму севшими на бюджет (Артемий Татьянович неистово креативит при С. С. Собянине), имели место прежде. З. К. Церетели при Ю. М. Лужкове с не меньшей силой делал постоянный красочные подарки москвичам (и того же качества), и вдруг поток вдохновения иссяк. Между Мастером и мэрией возникла изрядная остуда, что объясняли чрезмерными аппетитами Мастера. Церетели не уехал ни на Запад, ни даже в родную Грузию, но его красочные подарки москвичам кончились, пришли другие Мастера, а Зураб Константинович ушел в безвестность.

Другой знаменитый халтуртрегер, М. А. Гельман под лозунгом "Скептики будут посрамлены" блистал в Перми (там, кстати, к нему присуседился и Артемий Татьянович), но затем с выгодными гешефтами что-то пошло не так, и он сочел за благо удалиться к Черногорию, где хотя и обаял тамошнее начальство, но понятно, что в бедной Подгорице музыка уже не та.

Зарваться с доением казны всякий может, после чего естественно гражданственное "Я выбрал свободу", но проблема в том, что в свободном мире свои халтуртрегеры уже есть. Наиболее известной дизайнерской разработкой Артемия Татьяновича была система подземных указателей московского метро, после чего даже столичные старожилы называли его совершенно неудобными для печати словами, а уж о гостях столицы и говорить страшно. Но в смысле источника дизайнер сильно облегчил себе задачу, просто скопировав систему навигации парижского метро. Конечно, лохов надо стричь, но проблема в том, что тому же парижскому метро уже не продашь где-то стянутые разработки, а кушать хочется каждый день.

Поэтому А. А. Лебедев объявил, что это был всего лишь остроумный троллинг с его стороны: "Я умру в Москве. Пока атомная бомба туда не упадет, вряд ли мои планы как-то кардинально изменятся". Чем поверг любителей "Дорожной" песни в большое уныние. Хорошо бы избавиться от Артемия Татьяновича, но не такой же ценой. Так что после краткого периода надежд придется вновь смириться с передовым дизайном.

Конечно, кроме атомной бомбы есть и другие способы борьбы с неслыханной красотой. Неизвестные вандалы, вдохновившись примером душевнобольного старообрядца Балашова, бросившегося с ножом на полотно И. Е. Репина "Иван Грозный и сын его Иван", бросились с химическим растворителем на картину народного художника А. М. Шилова "Портрет художника Суздальцева" и сильно ее попортили.

Однако, А. М. Шилов отнесся к повреждению любимого детища стоически и отвечал представителям СМИ, желавшим узнать подробности страшного деяния: "Вам какое до этого дело?". Вообще-то он прав. Публике и прежде не было никакого дела до портрета художника Суздальцева, и теперь до него дела нет – и к чему праздное любопытство?

Портрет живописца Владимира Суздальцева. Фото: галерея народного художника СССР А.Шилова

Портрет живописца Владимира Суздальцева. Фото: галерея народного художника СССР А.Шилова

Но халтуртрегеров нынче большая сила. Вице-президент фонда "Стратегия будущего" тов. Семикин разослал письма по начальству. В послании Семикина главе СФ В. И. Матвиенко он указал, что "функционирование правового государства невозможно без правосознания его юных граждан", в связи с чем сообщил, что стратегический фонд в соавторстве с коллективом поэтов и писателей подготовил книгу "Конституция России в стихах и картинках для граждан великой страны", рассчитанную на детей в возрасте от 8 до 14 лет. Другое письмо было адресовано председателю Конституционного суда В. Д. Зорькину с просьбой поддержать начинание и "провести его презентацию с дальнейшей рекомендацией регионам РФ к использованию в работе образовательных организаций".

Воспитывать в детях законопослушание – дело самое насущное. Стоит хотя бы посмотреть на недостаточно воспитанных навальнят, чтобы подумать, сколь прав тов. Семикин.

Но внушает сомнения творческие качества коллектива поэтов и писателей, поскольку в их стихах сильно хромает рифма, да и вообще они производят маловысокохудожественное впечатление. Например, необходимость всеобщей воинской повинности пропагандируется следующим образом:

"Когда в твоей защите будет

Нуждаться Родина твоя,

Рука агрессора нависнет,

Сгустятся в небе облака,

Ты на её защиту встанешь

И в руку ты ружьё возмёшь

И будешь защищать Россию,

А может, за неё падёшь".

Положение же, что незнание закона не освобождает от ответственности было сформулировано так:

"И кто законы нарушает,

Наказан будет тот всегда,

А кто закона вдруг не знает,

Ответит всё равно сполна".

При том, что дидактическая поэзия – жанр весьма древний и почтенный, к тому же переживший новый расцвет при советской власти. См., например, стихотворение С. В. Михалкова "В музее Ленина", опубликованное журналом "Мурзилка" в 1949 г. и представляющее пересказ "Краткого курса истории ВКП(б)" –

"Вот фотографии висят,

Мы снимок узнаём, —

На нём товарищ Ленин снят

Со Сталиным вдвоём.

Они стоят плечом к влечу,

У них спокойный вид,

И Сталин что-то Ильичу

С улыбкой говорит".

Естественно, и при советской власти халтуртрегеров хватало – сей род неистребим, -- но даже у Ильфа и Петрова, в своих фельетонах изображавших как бы крайнюю халтуру, какчество халтуры было повыше. Чего стоят вдохновенные стихи пролетарского поэта Аркадия Парового трактуюшие вопросы сбора ненужного коню волоса для использования его в матрацной промышленности –

"Гей, ребята, все в поля

Для охоты на

Коня!

Лейся, песня, взвейся, голос.

Рвите ценный конский волос!" –

или стихи из детского журнала "Козявка" про культурную работу в колхозной деревне –

"Толя, Коля и Машутка

Закричали: "Вот так шутка!

После разных неудач

Стал папаша наш избач.

Динь-бом,

Динь-динь-бом!

Свет несет в деревню он".

На фоне таких шедевров "Стратегия будущего" совсем не канает.

При том, что дидактические материалы, конечно же, необходимы. Когда борец за свободу гр-н Фомин пришел сдаваться сатрапам, он обвинил во всем свое начальство: "Вы, господин Навальный, госпожа Соболь и остальные, вы прекрасно знали, что тогда людей за выход на мирный протест подставили по 212-й статье". И заявил, что Навальный и Соболь должны сделать все, чтобы вызволить всех фигурантов дела о массовых беспорядках 27 июля.

Фомин не знал, что в средневековых усобицах рыцари действительно были объектом медицинской и правовой (обмен, выкуп) помощи. Это объяснялось тем, что рыцарь был слишком дорогостоящим (доспехи, боевой конь, обучение) комбатантом, чтобы относиться к нему в духе А. А. Навального – "бабы новых нарожают". Но к взятым на войну простолюдинам относились именно так – "чего о них думать?".

Если бы Фомин лучше изучал военную историю, он бы знал, что простым ратникам в случае чего рассчитывать на помощь высокородных Навального и Соболь не приходится. Вызволяют только рыцарей круглого стола, а к подлым вилланам это не относится.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также