2019-08-18T13:30:33+03:00

Сибирь в огне. Кто виноват и что делать

Колумнист "КП" Никита Исаев рассуждает о пропадающих в пожарах лесах
Никита ИСАЕВ@radio_kpдиректор Института актуальной экономики
Поделиться:
Комментарии: comments39
Нынешний год стал для особенным в череде разговоров о лесе. Вот уже как месяц нам рассказывают что горит наша СибирьНынешний год стал для особенным в череде разговоров о лесе. Вот уже как месяц нам рассказывают что горит наша СибирьФото: REUTERS
Изменить размер текста:

Огонь это такое парадоксальное состояние пространства. Мятежность и покой. Он успокаивает и пугает. Согревает и способен убивать. Нет ничего сильнее огня, что познал человек и почти смог приручить.

Каждый год летом я натыкаюсь на новостные сводки наводений и пожаров в России. Я привык. Ощущение бесконечности страны, которое я познал в прошлом году, проехав за рулём от Москвы до Сахалина, позволяет мне с болью признать факт нашей бесконечности и оценить неизбежность стихийного огня на территории этой бесконечности.

Боль. Боль от этих новостей, от их картинок всегда исключительно яркая, с кровью, шрамами, зажившими, но оставившими следы, и бередящими, коснись и пойдёт больная и мучительно тёплая кровь. Лес он ведь живой. Каждое дерево, каждый его житель. Не человек. Он здесь гость.

И почти каждый год я слышу, что катастрофа в Сибири она исключительна. «Самое мощный пожар в 21 века, самая большая площадь, что можно видеть из космоса».

Я часто пишу о нашем лесе. И о сибирской тайге особенно. Мне много пишут люди об этом в соцсети, шлют фотографии, видео. Людей беспокоит то что они знают, видят, слышат, читают. То как мы теряем наш лес, как продаём его и Родину вместе с ним. Он и есть наша Родина, наша душа. Её мы и продаём.

И когда выходит моя статья или заметка о лесе, я всегда жду ответа от людей на свои мысли. Но не получаю его. Людям не любопытно. Количество просмотров и рефлексий на публикации о лесе всегда минимальны. Я пытался проводить экспертные площадки. И это тоже не интересно. Украина и Трамп стали тем, кто занимают наши умы и сердца.

Но нынешний год стал для особенным в череде разговоров о лесе. Вот уже как месяц нам рассказывают что горит наша Сибирь. И каждый заголовок как вести из района боевых действий. 3 млн гектаров леса, площадь Бельгии, «... в 21 веке», смог до Казани. Я получаю сигналы от людей вообще нет от политики, да и, в целом, общественными новостями не интересующимися.

И вот пару недель назад мы с редакторами радио «Комсомольская правда» решили взять эту тему в эфир. Ну и я решил в очередной раз разобраться в двух насущных вопросах для русского человека - кто виноват и что делать.

Я набрал одному из руководителей Красноярского края и поинтересовался, что там у них происходит. Красноярский край, ибо Иркутская область стала символом ужасного наводнения, а Забайкалье в июне, и Красноярский край в июле, стали синонимами катастрофы горящей Сибири. Так видится из Москвы.

Ответственный чиновник коротко рассказал мне о ситуации, что, мол, ничего сверхъестественного не происходит, горит всегда, в этом году даже меньше, в Крае - из 3-4 млн гектаров Сибири один миллион. Я заранее знал этот ответ и пошёл изучать вопрос. Во всех его глубинах и актуальностях.

И изучил. И вот что получается. Да, горит. Да, много. Да, не тушат. Да, главным виноватым, нашим обществом и интернет-сообществом, «назначен» губернатор Красноярского края Александр Усс. Он уже был «назначен» виноватым и за пару месяцев до этого за незаконную вырубку лесов.

Лесная отрасль в России это лакомый кусок, и по объёму экспорта, и по степени криминализации, и даже геополитическая составляющая здесь особенна. Наши просторы такие, что есть территории, куда просто невозможно добраться, где нет населенных пунктов на расстоянии 500-600 километров, где стоят зоны с открытыми воротами, ибо сбежать оттуда это верная смерть.

И «творить» на этих территориях можно все что угодно. Там и спутник не всё заметит. И ведь творят. Рубят всё докуда добираются, рубят и поджигают. Рубят и бросают лес. Законно и незаконно. Рубят и вывозят в Китай. Рубят лес руками для китайцев простые русские мужички за 15 тысяч рублей в месяц. Рубят бабло головой непростые наши и не наши товарищи.

А лес брошен. У него нет хозяина. Государство отказалось от него, сдав в аренду за копейки, или закрыв глаза на вопиющие нарушения при использовании лесов. Тем кто лес рубит после порубки он не нужен, ибо вырастит сибирское дерево только через 70-80 лет. А там уже и трава не расти. Все вокруг колхозное - всё вокруг моё.

Лесом не занимается никто. Нет авиалесоохраны, нет егерей, нет минполос, нет науки, нет прогнозов Гидрометцентра, нет лесных дорог, нет спасательных центров, нет денег на МЧС, нет денег на спецтехнику, включая авиацию. Не желания, нет политической воли. Есть только миллион ответственных ведомств в Москве и есть бесконечная, как наша Сибирь, жажда наживы.

Кто же виноват? А вот всё что я описал парой абзацев выше. Те кто принимают законы и их исполняют, или не исполняют. Не сухие грозы виноваты, не молнии, не роза ветров и даже не чёрные лесорубы. Виноваты те кто устроил сознательный бардак в лесной отрасли и её правилах игры.

Что делать. И вопрос не в тушить - не тушить. Потухнет. Человек здесь не поможет. Лишь только создать картинку в телевизоре, рьяно выполняя поручение президента, списав на это десятки миллионов рублей. Это называется имитация бурной деятельности. Пожар в сибирской тайге если начался то его не остановить. Тушение на площадях от 20-30 гектаров бессмысленно, опасно, а зачастую невозможно. Огонь в лесу человек может остановить лишь предупредив его. И это возможно.

Из учебника «Природоведения» мы знаем, что огонь боится только воды. Вот во время большого пожара не поможет ни Леонардо Ди Каприо, ни Дональд Трамп. Те ещё популисты. Речка и большие дожди. Там огонь и остановится.

Что делать чтобы предупредить? Да надо властям в Москве просто этого хотеть. Просто захотеть не давать тайге гореть в аду. Это не сложно. Надо исправить то что я и описал абзацами выше, где было про тех кто виноват. На это нужен год и несколько миллиардов рублей. То сколько теряет наш Центральный банк в день на курсе обмена китайского юаня (десятки миллиардов долларов в год) - затраты на лес - небольшие...

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также