Политика

Записки киевлянки: На Украине поверили, что скоро наступит мир

В Киеве продолжают наслаждаться возвращением своих «пленных» из России и шепчутся, что это верный признак прекращения войны
Но как бы Киеву не навязывали новые правила, он остается городом европейским, русскоязычным

Но как бы Киеву не навязывали новые правила, он остается городом европейским, русскоязычным

Фото: REUTERS

«ФАШИСТСКИХ КРЕСТОВ НЕ БЕРУ»

Неподалеку от моего дома, в студенческом кампусе работает вахтером приветливый такой дядька, лет семидесяти. В его обязанности - кроме охраны общежитий - входит мусор убирать, листья подметать... А на днях мужчина, выметая городок, нашел украинский военный орден на асфальте. По причине того, что я оказалась рядом - увидела, как дядька поднял орден, он начал размышлять вслух, что это мол, наверное, какой-нибудь герой АТО потерял по пьянке.

Этот крест «За боевые заслуги» второй степени пожилой рабочий вертел в руках и внимательно рассматривал, словно раздумывая, что делать с находкой. А потом решительно положил орден в глубокий карман рабочей спецовки.

Через несколько дней встретила вахтера возле дома. Мы поздоровались и перебросились парой фраз:

- Вернувшимся из России пленным морякам кортики подарили. А вы, вот, орден нашли геройский на асфальте, - сыронизировала я в адрес мужчины.

- А я его отдал тут одному любителю, потому как фашистских крестов не беру. У меня отец воевал, погиб в 1941-м. А кортики? Ну пусть побалуются, дурачье. Не знаю такого, чтоб пленных награждали, - заключил мужчина и осекся, поняв, что сказал лишнего.

Центральное событие прошлой недели - освобождение и обмен удерживаемых лиц - вот уже ровно неделю в Киеве обсуждается бурно. Вся местная пресса пишет про "жахлывы умовы" (ужасные условия) содержания пленных в российской тюрьме. А в многочисленных интервью освобожденные украинцы наперебой рассказывают про мученья в «российских застенках».

Центральное событие прошлой недели - освобождение и обмен удерживаемых лиц - вот уже ровно неделю в Киеве обсуждается бурно

Центральное событие прошлой недели - освобождение и обмен удерживаемых лиц - вот уже ровно неделю в Киеве обсуждается бурно

Фото: REUTERS

При этом на вопрос: «Почему же вы так поправились в российской тюрьме?» самый разрекламированный освобожденный режиссер Сенцов гордо ответил: «А я готовился к голодовке».

ВОЙНА — КАК РЕМОНТ. СТОИТ ТОЛЬКО НАЧАТЬ...

Политические ток-шоу продолжаются с еще большим накалом, несмотря на то, что многие киевляне угрюмо погружаются в привычные повседневные заботы накануне предстоящей зимы. В Киевской области вовсю заготавливают дрова и хворост, чтоб отапливать дома, а люди боятся новой газовой войны с Россией. Очень много гастарбайтеров возвращается из Польши. «Наелись» они там во всех смыслах. Такова картинка киевских будней.

В тоже время в Киеве война продолжается, сугубо политическая. Президент Зеленский принял у себя олигарха Коломойского, для которого даже пепельницу в кабинете специально поставили.

На Украине поверили, что скоро наступит мир

На Украине поверили, что скоро наступит мир

Фото: REUTERS

- Ой, вот говорят, теперь война закончится, - обращается ко мне молодая соседка Анастасия, которая второй год делает в своей квартире ремонт и все не может закончить. Молодая особа, к слову, была на Майдане активисткой, но об этом теперь помалкивает.

- С чего решили, что закончится? - поддерживаю разговор.

- Ну как же. Пленных поменяли, значит и закончится все скоро.

- Думаете, что быстрее закончится, чем ваш ремонт?

Молодая женщина рассмеялась в ответ, но потом быстро сообразила и смеяться перестала:

- Да. Ремонт - это почти как война. Тут вы правы. Стоит только начать и никогда не закончится.

Сентябрь выдался на удивление жарким, по-настоящему летним

Сентябрь выдался на удивление жарким, по-настоящему летним

Фото: REUTERS

ВИТАЛИЙ ХОЧЕТ ОСТАТЬСЯ

В то же время в Киеве неожиданно отмыли Южный вокзал, да так хорошо и чисто, что не придраться. Подземные переходы тоже почистили от многочисленных граффити, причем стены моют специальной, современной техникой. Киев, который пять лет превращался в запущенное гетто, начинает местами принимать прежний, столичный облик.

Зашевелились ремонты мостов, кое-где похорошели дороги и даже в центральных районах уложен новый асфальт. Народ говорит, что Кличко уж очень хочет остаться мэром, поэтому так старается. Пять лет разграбления и обнищания столицы многие тут прощать Виталию не намерены. Ведь кроме переименований улиц, коррупционных схем на застройках и тотальной украинизации – никаких других успехов за Кличко не замечено.

ТАЙНО СКАЧИВАЮТ РУССКИЕ УЧЕБНИКИ

У меня есть еще одна знакомая с которой мы в приятельских отношениях. Женщина старше 60-ти, крепкая сибирячка, родом из Нижневартовска, училась в Тюмени. Судьба ее сложилась так, что она познакомилась со студентом Киевского авиационного института, который при Союзе прилетал на практику в Тюмень. Красавицу Люду он уговорил выйти за него замуж и переехать в Киев. Это было задолго до развала СССР. Людмила по образованию оказалась лингвистом и стала преподавать на кафедре лингвистики в Национальном Авиационном университете, который раньше назывался институтом Гражданской авиации.

Женщина пережила все волны украинизации и владеет украинским языком весьма неплохо. За былые заслуги начальство сделало женщине одолжение, разрешив работать в отделе кадров после ухода на пенсию. Эта, последняя украинизация, по ее словам, нечто особенно невообразимое.

- Вы знаете, в чем особенность? - пожаловалась Людмила.

- В жесткости?

- Жестокость и насилие над русскоязычными - само собой. Но кроме всего прочего – теперь чистое галицкое просторечье выдают за украинский язык, - призналась женщина.

Людмила раскрыла секрет Полишинеля: преподаватели скачивают пиратские версии российских учебников в интернете, после чего кое-как переводят лекции на украинский язык. А также призналась, что теперь в отделе кадров не спрашивают опыт работы. Главное – это владение украинским.

ЖАРКИЙ СЕНТЯБРЬ

Но как бы Киеву не навязывали новые правила, он остается городом европейским, русскоязычным, из которого еще не ушли та самая нежность Вертинского, еврейские шарм и лукавство, русская прямота и украинское хлебосольство.

Через две недели открывается новый сезон в театре Русской Драмы, который здесь любят, а киевляне с нетерпением ждут новых спектаклей.

Сентябрь здесь выдался на удивление жарким, по-настоящему летним. Проходя по парку, наблюдала как молодая мать качала на руках новорожденного, раскачиваясь, словно в особом танце. Зачем здесь так много и пафосно говорят о скором мире? Вот он – мир: ребенок на руках матери. Какой еще нужен мир?