2019-09-20T18:21:24+03:00

Глава Минвостокразвития: Качество жизни на Дальнем Востоке должно расти вместе с инвестициями

Александр Козлов рассказал о Национальной программе развития Дальнего Востока до 2025 года
Поделиться:
..Фото: Вартан ХАЧАТУРЯН
Изменить размер текста:

Министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Козлов побывал в студии «Комсомольской правды» на Восточном экономическом форуме и рассказал, как сделать регион более привлекательным для людей и бизнеса, раскрыл детали обсуждения национальной программы развития Дальнего Востока, а также объяснил, как появилась льготная ставка по ипотеке в 2% годовых.

- До конца года должна быть утверждена Национальная программа развития Дальнего Востока до 2025 года. Какие элементы программы, на ваш взгляд, точно останутся в итоговой версии документа?

- В программе огромное количество предложений, которые мы собирали, что называется, с земли. В этих предложениях учтены мнения свыше 230 тыс. человек во всех регионах Дальнего Востока. Они обсуждались на муниципальном и региональном уровне, прошли многоступенчатую защиту. Надеюсь, мы все их увидим в итоговом документе. Но перечислять их сейчас или выделять что-то более важное смысла особого не вижу. С моей точки зрения, главный пункт этого документа, который точно останется, это его цели: достижение среднероссийских показателей развития во всех сферах социальной жизни: здравоохранение, образование, транспортная доступность. Доступность – ключевое слово программы. В том числе потому, что она написана тем языком и описывает такие меры, которые понятны каждому человеку. Любой житель ДФО сможет открыть документ, посмотреть, что власти должны сделать на той территории, где живет его семья, и, наконец, сравнить планы с реальностью. Каждый человек будет знать, выполняет ли власть свои обещания.

Проблемы копились долгие годы, поэтому обещаний много, и на их выполнение нужны значительные средства. В ближайшее время финансовую составляющую программы мы, по поручению президента, обсудим с Минфином. Поняв наши возможности, можно будет намечать сроки выполнения. После этого документ будет представлен на подпись главе государства – и начнется работа.

Хочу отметить, что национальная программа не дублирует нацпроекты и решает те проблемы, которые ими не охвачены. С другой стороны, учитывая специфику Дальнего Востока, программа предусматривает финансирование уже существующих объектов, например капитальный ремонт или увеличение средств на содержание. Меры экономической поддержки, предлагаемые в программе, должны стимулировать создание новых предприятий и появление новых рабочих мест, увеличение отчислений в бюджеты, которые, в свою очередь, получат деньги на решение социальных и инфраструктурных проблем. И это весьма существенная часть программы, потому что, к примеру, предприятия, которые уже созданы и работают на Территориях опережающего развития, несмотря на все преференции, совокупно только в первой половине текущего года принесли регионам ДФО 25 миллиардов рублей.

- И создали 39 тыс. рабочих мест…

- 39300, если быть точным. Да, это только те предприятия, которые получили различные меры поддержки.

- Можно ли сейчас предположить, каким будет мультипликативный эффект от реализации национальной программы?

- Это правильный вопрос. Строя новые предприятия, мы создаем условия для появления вокруг них целой группы более маленьких производств, которые становятся поставщиками товаров и услуг для крупного. К примеру, очень бы хотелось, чтобы вся начинка для судов, которые строит судостроительный комплекс «Звезда», производился здесь же, на территории Приморского края или других регионов Дальнего Востока. Это следующий уровень локализации, которого нам необходимо достигнуть.

- На Дальнем Востоке действуют режимы ТОР и СПВ, реализуются нацпроекты, в ближайшее время стартует Национальная программа развития Дальнего Востока. Все это потребует от чиновников на местах еще большей эффективности. Что нужно поменять в работе чиновников, чтобы соответствовать духу времени, которое настает для Дальнего Востока?

- На заседании президиума Госсовета президент именно на это обратил особое внимание. Экономика Дальнего Востока растет, увеличивается приток инвестиций. Это значит, что динамика показателей качества жизни тоже должна расти. А пока мы должны признать: социальная инфраструктура населенных пунктов пока не готова принять новые производства, которые начли открываться. Нашим коллегам из Минздрава, министерства просвещения, министерства науки и министерства транспорта нужно уже сейчас очень многое делать для того, чтобы это отставание нивелировать. Начиная с благоустройства придомовых территорий. А то у нас человек с высокотехнологичного производства возвращается домой, а у него во дворе все благоустройство – это старые покрышки в ряд. Шины вещь нужна, но точно не как элемент ландшафтного дизайна образца 21 века.

- Президент поддержал введение на Дальнем Востоке ипотеки под 2% годовых. Это наверняка станет отличным стимулом для молодых семей оставаться здесь. А как вообще появилась эта цифра – 2%?

- Мы попросили коллег из Росстата вычислить, сколько сегодня в среднем получает молодая семья, живущая на Дальнем Востоке. Вычли из нее обязательные платежи, а также траты на жизнь, отталкиваясь от показателя прожиточного минимума. Получившийся остаток, в среднем 17 тысяч рублей, – это и есть те деньги, которые семья может тратить на аренду жилья – или на платежи по ипотеке. Зная среднюю стоимость квадратного метра жилья и держа в уме эти 17 тысяч, мы и получили эту ставку.

- После появления специальных налоговых режимов, ТОРов и СПВ, Дальний Восток привлекает очень серьезные инвестиции. И это притом, что в топ-30 по инвестиционной привлекательности вошли только Якутия и Камчатка. Как изменится Дальний Восток, когда в тридцатку лучших попадут все регионы?

- В первую очередь, изменится качество жизни людей. Дальневосточные регионы экономически тесно связаны с АТР, поэтому инвестор из-за рубежа рассматривают нас как площадку для производства массы товаров, которые затем можно поставлять в другие страны. Нам это выгодно, потому что речь идет об экспорте продукции с высокой добавленной стоимостью. Государство, кстати, принимает эффективные меры, чтобы экспорт становился все более несырьевым. Пример – лесная отрасль. Как вы знаете, принято решение о том, что таможенные пошлины на вывоз леса-кругляка ежегодно будут подрастать. Процесс постепенный, чтобы инвесторы могли перестроить бизнес и, в частности, развернуть переработку леса уже в России. Я считаю, что аналогичные меры необходимо принимать и в других отраслях. Это было небольшое отступление, вернемся к инвестициям. Приток в 23% за последние годы говорит о том, что потенциал есть. В другом проблема: инфраструктура отстает. И, чтобы динамика притока средств в регион не снижалась, необходимо решать социальные вопросы, активно развивать транспорт и энергетику, чтобы полностью обеспечивать новые производства. Нерешенные инфраструктурные вопросы делают любые проекты дороже, а значит – менее привлекательными для инвестора. То есть, создание инфраструктуры – ключевое условие для притока денег в экономику региона, но не только для этого. Инфраструктура – это новое качество жизни людей. Вкладывать в инфраструктуру, с моей точки зрения, должно государство, а задача бизнеса – развивать производство. Хотя, реализующие свои проекты на Дальнем Востоке госкорпорации – и мы поднимали этот вопрос – тоже могли бы принять участие в создании инфраструктурных объектов. Конечно, не в ущерб своим инвестиционным программам, а за счет уменьшения дивидендов. В качестве примера приведу РЖД, перед которыми стоит задача увеличить пассажиро- и грузопоток по БАМу и Транссибу.

- На заседании Госсовета вы напомнили о том, что при распределении субсидий регионам применяется общий подход. То есть, на создание одного места в школе выделяются одни и те же деньги вне зависимости от региона. Что даст Дальнему Востоку изменение этого принципа?

- Цель не в том, чтобы привлечь больше денег в регион – нужно задачу решить. Все ту же, инфраструктурную. Объясню, почему подход нужно менять. На Дальнем Востоке сложно вести строительство. На Камчатке зданиям нужна сейсмозащита, в ЕАО и Амурской области – защита от подтоплений. Есть регионы, где 9 месяцев зима (Якутия, Магадан, Чукотка). Все это влияет на удорожание проектов. Школа на Чукотке и в Москве стоят по-разному, а денег государство выделяет одинаковое количество. А когда денег не хватает, страдает качество. Или еще пример: в России реализуются хорошие программы «земский врач» и «земский фельдшер», когда каждому специалисту, готовому приехать работать в сельскую местность, выделяется миллион или полмиллиона подъемных. И никакой зависимости от региона. Сами посудите, куда захочет поехать молодой специалист при прочих равных: в Магадан или в Краснодарский край? Ответ очевиден. Чтобы люди выбирали Дальний Восток, нужно делать его по-настоящему привлекательным.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также